В путь!

Дыра

Дыра между мирами. Дыра, в которую утекает вся наша жизнь. Сновидения – дыра в другие миры. И много дыр – на нашем новом пути.

А эта книга – ещё одна большая дыра, откуда, попав в неё, невозможно уйти.

Введение

Я не писатель. Хотя намерен слегка примерить эту маску.

Одно могу сказать точно: всё, что здесь написано, пропитано силой, реальностью и недосказанностью. Если вы готовы погрузиться в эту живую историю или стать ее участником, расширить для себя картину мира и получить маленький пинок под зад, то вы попали по верному адресу.

Эта живая и глубокая дыра сдвинет вас с мёртвой точки. Если вы прочли эти строки, её воздействие на вас уже началось, и возможно, вы уже никогда не будете тем, кем были, начав читать эту книгу.

Здесь будут описаны, в том числе, и группа, вышедшая из большого форума «Хакеров сновидения», и преграды, уловки, дыры, стоящие на пути. Сновидения, сталкинг, путешествия... Каждый, кто не побоялся из диванного исследователя превратиться, хотя бы на время,

в реального практика, найдет что-то интересное именно для себя. Всего раскрыть мы не сможем (по крайней мере, в этой книге), но это, однозначно, станет ещё одним приключением: у кого – в фантазиях, у кого – на диване, у кого – далеко от его прежних фиксаций.

Удачи нам!

Дыра между мирами. Дыра, в которую утекает вся наша жизнь. Сновидения – дыра в другие миры. И много дыр – на нашем новом пути.

А эта книга – ещё одна большая дыра, откуда, попав в неё, невозможно уйти.

Ну её на хрен, эту дыру, хотя... Оттуда пришли, туда и уйдём.

Глава 1

Гостья из мира снов

Уже прошло так много времени с тех пор, когда это все началось, и началось ли вообще... Сегодня кажется, что ничего и не было, но в памяти так много всего, что, наверное, хватило бы точно на пару жизней как минимум.

Жил я в одном из южных городов. Ничем от других не отличался. Семья – как семья. Всё, как у других: любил природу, рыбалку, за девчонками гонялся. Школа – еле-еле: тройки, иногда четверки, конечно, по физкультуре – пятерка.

Никаких религиозных догм, спасибо родителям за то, что они меня не заставляли принимать на веру что-то, говорили: сам решай, что сердцу ближе. В нашем городе жили люди разных национальностей: мы бегали к друзьям-татарам и опустошали столы с беляшами, с евреями кушали гефилте фиш, с православными русскими стояли в церкви с куличами и яйцами. Всё это помогло установить близкие отношения между нами и не накладывало на меня какого-то определенного отпечатка, не заставляло фиксироваться на чем-то одном.

Помню, как мы с другом решили каждое воскресенье посещать церковь, стояли там часа по полтора-два, а когда выходили оттуда, чувствовалась такая легкость, что хотелось летать! Так продолжалось месяца полтора.

В очередной раз, когда мы вышли из храма, я задал товарищу вопрос:

– Леха, как ты думаешь, почему нам так легко после службы?

На что он мне ответил:

– Скорее всего, это из-за большого скопления народа, нехватки кислорода из-за горящих свечей, тяжести самих людей, которые молятся о том, чтобы им отпустили грехи... Может быть, из-за этого.

– Еще, – поддержал я, – мы стоим там час-другой на одном месте неподвижно, поэтому, когда выходим, испытываем облегчение. Создаётся эффект необычайной легкости.

Мы рассмеялись и после этого прекратили ходить в церковь, хотя еще долгое время я ощущал некий груз ответственности за это. Не хочу никого обидеть, просто в нашем тогдашнем возрасте мы так это все понимали и осознавали. Это было всего лишь наше субъективное мнение, не претендующее на истину.

* * *

В один из обычных вечеров я лег в постель и перед сном и долго смотрел на блики от огня, пляшущие на моей стене. Я играл с воображаемыми фигурами, которые появлялись из ниоткуда, и представлял, как отражаю их нападения. Если кто-то из этих «врагов» был мне не по силам, я просто замирал, чтобы он не заметил меня. Красные языки огня гипнотизировали. И всегда он был разный: иногда добрый, иногда злой, иногда он хотел донести до меня что-то, чего я не понимал... Но исход борьбы всегда был один и тот же: я засыпал.

Однажды под утро (когда, как мне показалось, я проснулся) лежал с закрытыми глазами и вдруг ощутил, как у меня что-то засверлило, сжалось и сильно сдавило в области солнечного сплетения. Вокруг меня образовалась некая плотность, мои легкие тоже сжались, и я не мог нормально дышать. Темнота вокруг всё сгущалась и сгущалась.

Я не мог пошевелить ни руками, ни ногами, всё мое тело было будто парализовано. Привычные звуки, доносившиеся обычно отовсюду, вдруг исчезли. Осталась только темнота, но не в привычном ее восприятии: я видел (вернее сказать, ощущал) стены, близость или удаленность их. Мне казалось, что по мере приближения стенок, и давление на меня увеличивалось.

Голова уже была готова лопнуть, но тут мои губы немного приоткрылись, и я смог еле слышно прохрипеть, а потом и закричать. После этого я резко вскочил с постели и открыл ставни. Было утро, люди шли по тротуару мимо моих окон, а я радовался им как родным!

Сидя в трусах, я улыбался, и некоторые из них обращали на меня свое внимание. Прикольный вид, думаю, открывался прохожим.

Это была первая встреча с неизвестностью. Мой разум отказывался воспринять пугающе-чужеродную аномалию – это было нечто похожее на дыру в другой мир. Конечно же, это практически сразу забылось.

У нас дома шел ремонт, и мне пришлось около месяца спать на раскладушке в другой комнате. Естественно, я испытывал небольшой дискомфорт, ведь приходилось спать в непривычном месте. Вот и в этот вечер я лежал и долго не мог уснуть.

Вечером мы часто закрывали ставни на окнах, и как только выключали свет, комната погружалась в кромешную темень. Я всматривался в нее, пытаясь разглядеть, где что находилось. Очертания мебели вырисовывались в темноте, а моя фантазия уже их дорабатывала. Ничто не предполагало нарушить мой покой, как вдруг одна из сторон моей раскладушки начала подниматься. Я лежал на спине, боясь, что сейчас упаду на пол. Вцепившись в край, я почувствовал, как один бок приподнялся, думаю, градусов на 60-70 от пола. Помню, что в этот момент мое дыхание перехватило, руки окаменели, сердце готово было выпрыгнуть из груди.

И тут возникло ощущение, что раскладушку как будто кто-то отпустил, и она вместе со мной грохнулась на пол! Едва оправившись от испуга, я пошарил правой рукой вокруг себя.

Не знаю, зачем я это сделал. Наверное, чтобы проверить, есть ли возле меня кто-то или что-то... Убедившись, что рука моя ничего подозрительного не нашла, я резко вскочил и включил свет.

После этого свет для меня был спасением. Полгода я спал с включенной лампой. Думаю, у многих что-то подобное было в их жизни: страшный фильм посмотрели, померещилось что-то, брат или сестра напугали, после чего боялись спать в темноте.

С моей бурной жизнью это происшествие понемногу улетучилось, к тому же мне было стыдно спать с включенным светом, да и родители всё больше косились на меня: мол, уже взрослый... Со временем все страхи ушли или глубоко спрятались и ждали момента, чтобы вылезти из своих нор, снова застать меня врасплох и жутко напугать.

* * *

Как и многие мои сверстники, я занимался спортом. В моём случае это было водное поло.

Мы много времени проводили на тренировках, в том числе и в душе, когда «филонили»: грелись зимой, так как температура воды у нас в бассейне не поднималась больше 20-24 градусов. После часа тренировок судороги были явлением, само собой разумеющимся. А воду подогревать никто и не собирался (нам говорили, что это мешало выкладываться на тренировках). Вот мы и прятались по углам в душе, иногда это заканчивалось заметным следом на попе – от удара большого сланца тренера. Помимо тренировок, мы много бесились там, играли в футбол, проводили силовые занятия, доказывали свое преимущество в этой стае, иногда просто занимались всякой хернёй.

В один из таких дней мы решили поиграть в игру, заключавшуюся в следующем. Один из участников начинает энергично приседать (раз так двадцать, может, больше), потом интенсивно дышит (примерно столько же раз), после всего этого делает глубокий вдох и замирает. Другой участник сильно надавливает ему на грудь, и от этих манипуляций «подопытный» теряет ориентацию. Вот и в этот раз почти всё было так же: я сделал всю процедуру, которую описал

выше, и мою грудь сильно сдавили двое моих друзей. После чего я очнулся на полу, никого вокруг не было, я стал медленно подыматься и ощутил сильную боль в затылке. Ноги были немного ватные, голова раскалывалась. Метрах в пяти приоткрылась дверь, оттуда показалась голова одного из моих друзей, который очень осторожным голосом сказал:

– Чилли, ты как там? У тебя всё в порядке?

Я, не понимая, что произошло и отчего он такой настороженный, ответил:

– Да вроде всё в норме, кроме того, что болит затылок. А что произошло? Где все остальные?

– Ты что, и вправду ничего не помнишь?

– А что я должен помнить? Давай не томи уже, рассказывай, что произошло.

– После того, как мы с Серегой надавили тебе на грудь, ты начал падать, выскользнул у нас из рук, ударился затылком о кафель, и у тебя начались судороги. Мы сначала подумали, что ты шутишь, но судороги всё не прекращались.

Мы начали тебя хлестать по щекам, некоторые пинали слегка ногами в надежде, что отойдешь, а ты вдруг замер и никак не реагировал на нас.

– Ну и что потом?

– Что потом, что потом, – пробубнил Вадим, – мы просто убежали от страха: подумали, что ты умер.

Я стоял, опершись о стену и закрыв глаза. И тут передо мной всплыло всё, что со мной было в эти, как мне показалось, секунды между задержкой дыхания и моим пробуждением. Вся моя жизнь, как в киноленте, пробежала перед глазами. Я отчетливо помнил все ее фрагменты. Это было так быстро, кадры были такие четкие, как будто смотрел фильм в 3D.

Тогда мы не понимали, к чему это может привести. Не было времени об этом думать, а может, и мозгов. После этого случая, я перестал над собой экспериментировать в этой игре – еще было много способов, как найти на «жопу» приключения.

* * *

К определенному возрасту количество необъяснимых вещей по ночам возросло, к ним добавилось продолжительное сновидение с завораживающим сюжетом, повторявшееся на протяжении шести лет. Во сне я гулял по лесу. Это была летняя пора, всё вокруг дышало – листва, зеленая трава. Деревья были высоченные, их пушистые кроны разветвлялись во все стороны. Редкие лучи солнца пробивались к земле, и могло показаться, что был вечер, но желтизна и яркость лучей говорили о том, что дело было в середине дня. Что-то загадочное ощущалось в этом лесу. С одной стороны, это немного пугало, с другой – нашептывало: всё хорошо, не бойся, ничего плохого с тобой не может произойти.

Спустя некоторое время я выходил к избе. Глядя на нее, я не мог двинуться дальше – неведомая сила останавливала меня и выталкивала из сна. Сначала я не придал этому сновидению какого-либо смысла, хотя меня волновало это, где-то глубоко в сердце...

После нескольких попыток я все-таки подошел к избе. Дверь приоткрылась, я вошел внутрь и увидел, как мне показалось, старушку, которая готовила что-то на маленьком костре. Сверху был котел на треноге, но дыма в доме я не заметил.

– Ааа... Привет, давно я тебя ждала. Присаживайся на постель, – сказала она.

Страх сковал меня, я боялся что-то сделать не так. Мне казалось, что от любого действия может зависеть моя жизнь, и я предпочел стоять.

– Ты хочешь кушать?

– Нет, – ответил я.

В этот момент она обернулась. Раньше мне казалось, что она была преклонного возраста. Она и теперь выглядела лет на шестьдесят, но что-то меня смущало в этом. Было такое ощущение, что это не ее тело, ведь под ним угадывались сила, легкость, некая насмешка надо мной.

Я почувствовал себя маленьким и беспомощным.

Глубина ее глаз вводила меня в гипнотическое состояние, блеск их завораживал и приглашал окунуться в их бездну вместе со всем, что в них есть. Тело ее выпрямилось, и от нее во все стороны потянулся туман неведомой силы, обволакивая всё вокруг. Мы не говорили, но я и без этого понимал, чего она хочет от меня. В голове ясно и четко проплывали мысли о выборе между тем знанием, каким она владела, и... В тот момент страх перед религией, вера в бога говорили мне: если ты перейдешь на ту сторону, произойдут плохие вещи, ведь это темное, не позволяй себя соблазнить, и многое другое.

Через некоторое время сновидение улетучилось, но, открыв глаза, я помнил всё, что со мной произошло. Мысли терзали меня: это ведь плохо, дьявол тебя хочет переманить на свою сторону. В тот же самый момент знания, которые я мог получить, манили меня, дыра между нашим миром привычного и потусторонним миром неизвестного и непостижимого затягивала меня, ее притяжение становилось все сильнее и сильнее. Меня радовало, что я не ответил ей ни да, ни нет. И что у меня есть время подумать об этом. Как мне показалось, я ее перехитрил, не

дав однозначного ответа.

Примерно через год, во сне, как и прежде, я пару раз заглядывал к ней, и кульминацией наших встреч, как и всегда, был один и тот же вопрос. Как и всегда, я ничего не отвечал. Потом был забавный случай. Заснув, я очутился в лесу возле избы. Меня ждала молодая девушка, я ни капли не сомневался, что это была она же, только преобразившаяся в новую оболочку. Она пригласила меня домой, я вошел и уселся возле стола, на котором стояли два бокала с шипучей жидкостью, похожей на шампанское. Она подошла, положила в бокалы какую-ту смесь, и та начала растворяться и шипеть. Я понимал всё, что она делает, но в тот момент у меня не было никакого страха.

– Выпьешь со мной? – где-то в голове у меня пронеслись ее слова.

Так же беззвучно я ответил ей согласием.

Неожиданно всё смешалось: кровать, наши тела... Это не было обычным сексом, я бы описал это как приготовление супа: в котел попадали все новые и новые ингредиенты, специи

разнообразили вкусовые качества, аромат распространялся по всему дому и с каждым вдохом все мои – ее клетки наполнялись любовью, взрываясь, осознавая себя, всё смешалось в единое существо. Не было ни меня, ни её, туман силы окутал нас и выбросил за края переполненной чаши.

В этот момент я проснулся. Понимание того, что мы стали намного ближе друг к другу, что связь между нами растет, немного беспокоило меня. Всё еще сказывалось мое воспитание, некоторые его религиозные аспекты. Хотя я не мог себя причислить к верующим в бога, но модальность нашего мира где-то успела уже внедрить в меня некие каноны. И это давило на меня все больше.

* * *

Примерно через год все забылось, на переднем плане были другие горизонты. Мир был так огромен, как и всевозможные пути развития! Я, как всегда, был предоставлен сам себе, и передо мной маячил тот большой выбор, который я захотел сделать в сновидении. Перед тем как заснуть, в голове у меня были одни и те же упования: чтобы меня наставили на путь

истинный, показали мне, что делать дальше, куда идти...– с небольшим религиозным привкусом, так как просьба эта была обращена к богу. И ответ пришел ко мне.

В ту же самую ночь в моём сновидении где-то в небе образовалась яркая точка. По мере приближения свет ее распространялся во все стороны. Передо мной возник силуэт, или, точнее, контур человека, в середине которого, в районе груди, светимость была ярче, от контуров рук исходил яркий свет и создавал подобие крыльев – это, как мне показалось, и был ангел. Меня наполнили радость и гармония, лучи, касаясь меня, внушали доверие и преклонение перед этим великим созданием. И тут я услышал в голове слова:

– Иди по божескому пути!

Всё рассеялось так же, как и начиналось, и я, полный надежды и уверенности в собственной правоте, на следующий день собрался в церковь, чтобы попросить батюшкиного благословения и наставления, в какую я могу поступить семинарию и продолжить свой путь. У меня не было ни капли сомнений, что это и есть то, что

мне нужно для дальнейшего развития.

Утром я пошел по направлению к центральной церкви в нашем городе. Она находилась внутри крепости, постройка была старой, но величественной. Мне было всегда интересно гулять рядом с ней, полазить по башням, которые были закрыты для посторонних, попрыгать со стен крепости на песок, привезенный для ремонта. Там было много лужаек, деревьев, парочек влюбленных, прохожих со своими собаками. Красота природы – с одной стороны, с другой – атмосфера, созданная старинными постройками.

В этот день я слегка суетился, но шел целенаправленно, зная, кого и для чего хочу встретить. Вошел в церковь, перекрестился. Запах ладана ударил мне в нос, он мне очень нравился. Позолота множества предметов завораживала, радуя глаз. Старушки, которые всегда здесь обитали, привычно протирали что-то. Я подошел к той, что внушала мне доверие и выглядела напористее других, что-то подсказывала им.

– С кем я могу поговорить насчет семинарии? – спросил я.

Она мне ответила, что сейчас должен приехать батюшка, и чтобы я обратился к нему. Выйдя на улицу, я ожидал примерно час-полтора. Наконец центральные ворота в крепость открылись, въехала черная «Волга», неподалеку от церкви она остановилась, из машины, еле переваливаясь, вылез мужчина в чёрной рясе. Первым, конечно, показался его живот, потом он сам. Чем ближе он подходил, тем меньше внушал мне доверия. Что-то было в нем отталкивающее, я не осмелился к нему подойти и решил, что вечером сто пудово подойду. Вечером же, как мне показалось, он был слегка пьян, весел, и я был разочарован тем, что увидел. Я развернулся и ушёл, так и не поговорив с ним, так как не почувствовал здесь той чистоты, которую искал. А может, нафантазировал себе некий образ, и всё произошедшее не состыковалось с ним.

Были еще какие-то попытки, но чем больше я погружался туда, тем меньше мне хотелось этого.

Примерно через полгода у меня было возвратное

сновидение с моей старой знакомой. На этот раз это было эпично, как в хороших фильмах. Я стоял на мощёной дороге в каком-то городе, а вокруг были красивые постройки, напоминавшие старую Прагу, Баварию или Чехию. Виднелись старинные замки с большими шпилями, уходящими в небо, красивые стеклянные витражи с разноцветной мозаикой, а также дома с крышами из черепицы и на них – флюгеры со всевозможными железными фигурками.

Это были явно европейские строения, и все это располагалось по сторонам мощёной дороги, по которой я шел. Вся эта красота пылала в огне, здания рушились, дым окутал всё, дорога становилась уже, люди бежали, кричали, плакали. Передо мной, метрах в десяти, появился силуэт старухи, лежавшей на земле. Она была вся покрыта язвами, протягивая мне руку, по которой стекала кровь, набухшие язвы лопались, из них выходил гной. Глаза ее смотрели в мои, в них ясно отражались молодая девушка и человек знания, старушка-ведьма и я, дающий ей руку, принимая во всех ее проявлениях, кем бы она не была.

Глава 2

Расправить крылья

По прошествии времени и некоторых заметных событий в моей жизни я уехал в другую страну. Она меня хорошо приняла, за первые два года я выучил чужой язык, работа и зарплата для новичка, в принципе, были неплохие.

Со временем появились друзья, потом другая работа, тоже вроде бы всё норм... Но чем дальше, тем больше и больше разрушалось душевное равновесие, огромное количество людей на работе меня всё сильнее раздражало. Их менталитет во многом не совпадал с моим, мне хотелось уединения, спокойствия. Осознание того, что жизнь так и пролетит между работой и домом, не давало мне покоя. Нужна была передышка, пауза, чтобы посмотреть на все это со стороны, провести некий анализ и понять, что не так я делаю, где ошибаюсь. Может, я повернул не туда? Может, обратно вернуться? А может, просто далеко уплыть на каком-нибудь плоту и постепенно отдать это тело воде, земле, млекопитающим, насекомым...

Количество эпизодов, подобных тем, что происходили со мной в детстве, с каждым годом увеличивалось. Сначала это было раз в год, потом два раза, потом это участилось до раза в месяц, а в апогее достигло трёх-четырёх раз за ночь. Мне казалось, что кто-то или что-то приходит и душит меня, налегая на меня всем весом. Так же, как и в детстве, я не мог

пошевелиться, как будто был парализован. И как только появлялась малейшая возможность пальцем подвигать или губы приоткрыть, в ту же секунду я срывал это с себя и вскакивал с постели.

Понемногу я научился это компенсировать: практически никогда не спал на спине, руки у меня были поджаты под себя, а ладони закрывали мое горло. Иногда это помогало. Через некоторое время я научился предугадывать нападки. За несколько минут до этих событий я просыпался и не позволял себя опять скрутить и напугать. Проще мне от этого не становилось. Обычно включал телевизор и смотрел, пока глаза не слипались от усталости, иногда я засыпал с включенным телевизором, иногда его выключала моя подруга. Ей страшно надоедали мои ночные происшествия, которые не давали нормально спать. К этому времени душевная усталость моя уже переходила все грани, всё чаще меня посещали мысли обратиться к психологу и поговорить с ним обо всем. Так я и решил сделать.

В этот период жизни я не работал, нашел

лазейку, где за определенную плату меня держали на пособии по безработице, и я получал в районе 850 долларов в месяц. Как-то раз, готовя на кухне завтрак из овощей и тунца и пребывая в прекрасном настроении, я обдумывал, как мне жить дальше (так как время на бирже труда было не безграничное, мне приходилось задумываться о будущем) и вдруг услышал по телевизору про какого-то писателя. Звали его Роберт Монро, а книги имели странные названия: «Путешествия вне тела» и еще что-то про далёкие путешествия, выходы в астрал... При всем том, что у меня было, мне это казалось чушью, небылицами. Мой скептицизм заставил прервать всю это галиматью, в конце концов я выключил телик и доел нормально завтрак.

Выйдя на улицу к ларьку за газетой, где можно было порыскать очередное приглашение на работу, и высматривая по сторонам какую-нибудь вывеску психолога, чтобы проконсультироваться и понять, что же со мной происходит, я наткнулся на моего старого знакомого с предыдущей работы.

– Привет, Андрей!

– Ооооо, привет, Чили, как дела?

– Даааа... всё вроде норм. Сижу на пособии, договорился там с одним служащим: отваливаю ему немного, а он меня не гоняет по всяким работам. Правда, лафа заканчивается, сейчас вон опять надо искать работу, но не хочется опять париться в шумных местах. Честно говоря, надоело так, что хочется кого-нибудь прибить, – усмехнулся я.

– Ну, ты прям вовремя мне под руку попался, у нас как раз парень уволился. Я сейчас работаю в гостинице – охранником: ночные смены, никого практически нет, зима, сиди себе, пара-тройка клиентов заходят... Ну, и обход сделать раз в два часа вокруг здания. Вот и вся работа. Подожди пару минут, я звякну...

Немного поговорив с кем-то, он повернулся ко мне с улыбкой и сказал, что можно подойти сегодня вечером по такому-то адресу, где он меня встретит. Мы попрощались, и я пошел с хорошим настроением домой, обдумывая «случайную» встречу с Андреем! Честно говоря, мы с ним на прошлой работе как-то особенно и не общались: привет, как дела, где работаешь

сегодня? А тут он так тепло меня встретил и отреагировал на мои слова, что это внушало мне доверие. Правда, закрадывались и сомнения: ну не может быть прям вот так вот все хорошо! Хотя идея работать ночью, где я не буду вскакивать из-за своих причудливых происшествий, мне нравилось.

День тянулся медленно, ноги чесались сорваться с места. И что мне надо будет делать на этой работе?.. Там меня встретил типичный менеджер, представился, но у него не было времени знакомиться со мной, и он поручил Андрею сделать для меня инструктаж, на что тот охотно согласился. После его ухода Андей приступил.

– Ок, Чили, смотри: вот наше место возле входа, тут мы сидим, ночью в районе двух-трех, когда никого нет, можно вон на том диванчике поваляться. Пойдем, я тебя познакомлю на ресепшене с людьми. Правила приличия, как и везде, были соблюдены: привет, как зовут, приятно познакомиться и т.д. Мы вернулись ко входу в гостиницу.

– Пойдем прогуляемся, – сказал он.

Мы вышли и прошлись вокруг гостиницы. Вид был впечатляющий: звезды, море, деревья, красивая подсветка лужаек.

Вернувшись, мы присели. Я заметил у него книгу, и по всему моему телу пробежала дрожь: это была та самая книга, о которой сегодня говорили по телику. Конечно же, я сразу спросил у Андрея, о чем она. Он немного поюлил, было видно, что ему не хотелось отвечать на мой вопрос.

– Нуууууу, знаешь, это немного специфическая книга, про развитие своего энергетического тела. И тут меня прорвало. Я всё, как на духу, ему рассказал о своих ночных кошмарах. Его поведение внезапно изменилось, и он тоже раскрылся, в паре слов рассказав о книге.

– Чили, я думаю, эта книга неспроста маячит перед тобой сегодня уже дважды. Возьми, может, она тебе и поможет в чем. В этот момент моего скептицизма вдруг поубавилось и я охотно взял ее.

– Ладно, было бы клево ее почитать. Ты не

против? Вроде как сам читаешь...

– Нет, я решил ее во второй раз прочитать, вот и взял сегодня на работу.

Хоть я был другого склада человек, но все-таки смог понять, что все это не случайно, произошедшее сегодня. Охотно взяв книгу, предвкушал новую, неизвестную страницу моей жизни.

На следующий день, жадно вчитываясь, я стал для себя находить совпадения и схожий сценарий развития событий. Так же, как когда-то, я решил вслух кинуть фразу о том, что хочу подтверждения, реально ли всё это.

Так как работа теперь у меня была ночная, днем я часто спал. В этот раз получилось, что со мной была подруга. Я лежал на спине, и в какой-то момент сна мое тело задрожало. Не помню, как переключился на другую волну... Повернув голову вбок, увидел маленькое белесое облачко, качающееся поверх физического тела моей подруги, как вдруг громкий властный голос проговорил: «Это и есть наше астральное тело,

вот тебе подтверждение». Я еще немного посозерцал это и открыл свои физические глаза. Конечно, я попытался рассказать обо всем подруге, но ей были до одного места все мои путешествия.

Читая книгу и взращивая свою готовность к выходам из тела, в один из вечеров перед сном я сказал себе, что в момент моих ночных происшествий не буду пугаться, а посмотрю до конца, что произойдет со мной, даже если умру. С этими мыслями заснул.

Не пришлось долго ждать моих обычных ощущений. Сердце забилось быстро, давление на тело значительно увеличилось, но в этот раз я не паниковал, и через какое-то время ощутил щелчок в основании шеи, по всему телу побежала электрическая дрожь, мышцы живота в какой-то момент стали сокращаться... И тут я почувствовал, как тело сползает вбок. Возникло такое ощущение, как будто тело состоит из ваты и кто-то пытается отщепить сбоку кусочек. Вот тут я немного перетрухал, но всё сразу на этом закончилось. В этот раз не было обычного панического страха, как в предыдущих случаях.

Скорее всего, это был страх перед новым, неизведанным. Открыв глаза, я чувствовал, как мое сердце бешено колотится, голова ясно просчитывала, что это было, подсовывая мне всякие рациональные объяснения.

Днем, решившись еще на один эксперимент, я лег и стал расслабляться, следя за своим дыханием, отсчитывая вдохи и выдохи до 150 по схеме 4/2/4/2 (вдох и выдох – 4 секунды, задержка – 2), примерно так.

Мысли постепенно улетучились, тело вошло в некое трансовое состояние, как и всегда, оно начало дрожать и вибрировать, при этом немного сжимало живот. Я, конечно, не женщина, но мне почему-то кажется, что это напоминает схватки, такое сравнение пришло мне тогда в голову. И эти вибрации с каждым разом становились все сильнее и сильнее, прокатываясь по всему телу. В этот момент, в наивысшей точке сдавливания живота и вибраций, я решил приподнять свои руки. Вдруг от моих рук, начиная с пальцев, стал отслаиваться и приподниматься белесый контур, повторяющий очертания физических рук, которые продолжали оставаться на диване.

При этом ощущения переместились в эти «призрачные» руки, тогда как физические я перестал ощущать.

Я не уловил, в какой момент мое зрение переключилось, такое чувство, что смотрел своими обычными глазами. Полупрозрачные руки оторвались примерно до локтей, от испуга я вернул их обратно, потом опять поднял и так раз пять. В какой-то момент я открыл глаза. Сердце все еще колотилось. Сразу после этого я пошел в душ, полчаса простоял там, обдумывая все то, что произошло со мной.

Это казалось нереальным. Ещё недавно я все это считал глупостью и даже не стал бы разговаривать с кем-нибудь на эти темы, обозвав собеседника придурком. В моем восприятии мира стали происходить изменения, которыми я мог поделиться только с Андреем. Мне казалось, что другие не поняли бы меня, и мне нужно было привыкать смотреть на вещи по-другому. А всякая чушь, навязанная социумом, стала уходить с главного фасада на задний план. Некоторое время ушло у меня на адаптацию к новым знаниям о самом себе, но

распространяться об этом я мог лишь паре друзей.

* * *

После моих новых опытов над собой ночные кошмары улетучились, трансформировались в новые приключения. Я нашел еще более хорошую работу, это было уже построенное здание, но еще не пущенное в эксплуатацию. Был там какой-то трудовой спор, и оно пустовало, этажей так десять, круглое, в середине просторного холла был выложен из мозаики большой круг с красивым орнаментом. Так же, как и на прежней работе, я приходил туда ночью и охранял помещение. Любил прийти и лечь в середину круга, глядя в стеклянный полупросвечивающий потолок.

На протяжении месяца у меня было еще немало попыток выйти полностью из тела, но это не получалось: где-то посередине я или чересчур пугался, или вибрации были недостаточно сильные. Потом мои опыты переросли в более качественные «выходы». И большая их часть происходила днем, после хорошего

расслабления, освобождения от мыслей и удержания концентрации на заранее продуманных действиях.

Так же произошло и сегодня. После вышеописанной процедуры и щелчка в основании шеи мое тело растащило на два: одно лежало на постели, другое сползло вбок. Через некоторое время проявилось зрение, обычно так всегда происходило: выход + некоторое время, чтобы адаптироваться со зрением. Я подлетел к потолку и медленно стал просачиваться через бетонную стену, опасаясь, что сейчас в ней застряну. Снаружи, обдуваемый ветерком, захотел взлететь и тут услышал голос. Меня это сначала испугало, но потом в нем почувствовалось что-то близкое и дружественное и я ему полностью доверился.

– Почувствуй плотность воздуха, – услышал я, и в ту же секунду плотность его возросла в несколько раз вокруг меня.

– Попробуй, как по ступенькам подниматься по нему.

Я так и сделал, мои ноги ощущали плотную массу под собой, и я наступал и поднимался все выше и выше. Походив немного, я вернулся в тело, не в прямом смысле, а просто, вдруг неожиданно открыв глаза, я оказался в теле.

В другой раз во время выхода из тела этот же голос (он был мужским) сказал мне:

– Попробуй сейчас стать птицей, взмахни руками, представь, что ты летишь.

Я замахал руками, как идиот, но этот метод также сработал. Это не было похоже на полет, скорее мои руки загребали воздух, и я от него отталкивался, было что-то неуклюжее в моих действиях. Ощущения невозможно было передать, я чувствовал каждую молекулу воздуха вокруг меня, он был живой, все вокруг было осязаемо. Ни одно привычное земное ощущение даже близко не стояло с этим. Оно наполняло и переполняло меня, я ЛЕТАЛ, как птица.

Голос мне сказал:

– Не переживай, вначале у тебя могут быть некоторые неудобства, потом ты не будешь замечать всего этого.

Во время следующего эксперимента голос скомандовал:

– Теперь подумай о полете и представь, как ты летишь вперед, не двигая руками или ногами.

Стоило мне немного провизуализировать полет, как я сразу же полетел, пронзая воздух, ощущая, как он держит и окружает меня своей плотностью. Вниз я не смотрел, вверху иногда проплывали облака, я играл, менял направления, останавливался. Все эти команды, как мне казалось, я отдавал из центра лба, там появилось какое-то подобие уплотнения, как во время сильного сведения глаз к переносице. Чем больше оно усиливалось, тем четче мои команды проецировались в сновидение. Весь мой полет продолжался, от трех до пяти минут, после чего я, как всегда, оказался в постели.

Голос, который иногда появлялся во время моих «выходов», не был навязчивым. Он лишь в редких случаях появлялся в моей голове, и тогда,

когда по-настоящему был нужен. Так я научился летать при выходах из тела, точнее сказать, я и раньше иногда в детстве летал, но теперь это было полностью осознанно и контролируемо.

После того, как я научился летать, голос мне предложил посетить одно место, и я охотно согласился.

– Следуй за мной, – пригласил он.

Хотя я не видел кого-то перед собой, или над собой, или еще где-либо, но каким-то образом летел в определенном направлении. Вдалеке появились горы. Чем ближе мы к ним подлетали, тем чётче вырисовывались красивые пейзажи, было много деревьев, все было зелено. Видел пару водопадов, крутые дорожки, поднимающиеся в гору. Построек я не заметил, но мое внимание привлекли огромные деревянные двери в гору, на одной и на другой были огромные печати, как бы указывая на их неприступность и важность: знак того, что не каждый мог зайти туда или вообще никто. Вокруг ходили люди в желтых и темных балахонах.

Голос сказал, что это даосы. Я подлетел ближе и начал рассматривать их. Один поднял голову и посмотрел на меня, он прищурился, как будто что-то пытался рассмотреть, а потом начал кричать, показывая другим в мою сторону. Все засуетились и забегали как муравьи. Тогда голос произнес:

– Летим, не будем их тревожить своим присутствием.

Спустя мгновение, я лежал с открытыми глазами, глядя в потолок и обдумывая свое очередное приключение.

* * *

О самой технике выхода из тела.

На самом деле ее, как таковой, и нет. В основе всего лежат три фактора. Первое – глубокое расслабление, второе – удержание мысли на выходе, третье – освобождение головы от мыслей.

Расслабление, насколько я понимаю, у всех происходит по-разному, кто-то может

расслабиться буквально в считанные минуты, кому-то на это понадобится более 30-40 минут. На этот этап у меня от момента начала до выхода из тела уходило минут двадцать, плюс-минус минут пять. Ложился на спину, ставил цель перед собой, некоторое время думал о ней, потом начинал монотонное дыхание, со счетом 4\2\4\2, как описывал раньше. Вдох – 4 секунды, задержка – 2, выдох – 4 секунды, задержка – 2. Конечно, не всем это может подойти по времени, тут каждый выбирает сам.

Главное в этом – дыхание должно быть равномерное, вдох=выдоху. Монотонное дыхание вводит в трансовое состояние, и чем больше таких циклов, тем более вероятность выйти из тела. Не вышли за 50 циклов, делаем 100 циклов и т.д.

Следующий этап – удержание мысли на выходе и очистка головы от мыслей. Мыслям не дает распространиться ваш счет. На первых порах нужно следить одновременно за счетом в самом цикле, и сколько выполнено циклов в целом, и где-то на заднем плане всегда присутствует мысль о выходе из тела. Она не должна быть

грубой, это больше напоминает своеобразную благодарность за хорошее поведение в детстве, и вы не знаете, что вам дадут за это, но в предвкушении этого сладостного момента легкость должна сопутствовать всем действиям. Тайна, которую вы хотите раскрыть, не должна быть конечным результатом. Ожидать, не ожидая, как в книгах КК. Только так это не будет рутиной.

Первое время, вероятнее всего, вы будете быстро засыпать. Потом сила вашего намерения и концентрация помогут дольше удерживать внимание на счете. Успех зависит от того, насколько сильно вы этого ищете и живете этим. Когда-то мне встречались люди, да и сейчас попадаются, которые, делая вывод по какой-то определенный технике или образу жизни, или питанию, говорят: «Я пробовал, это не работает, не помогает, не то, это не мое». Логичный вопрос: а сколько вы этим занимались? «Ну, пару-тройку часов в неделю...» – в этом весь ответ. О чем говорить дальше? Вы учите математику, или другую профессию, иногда годами, иногда десятилетиями, а тут за пару-тройку часов в неделю (это еще в лучшем случае) хотите

познать, открыть новое. В-общем, посыл мой вы поняли, а остальное – за вами.

На самом деле сегодня есть уйма способов, техник, приемов достичь эффекта, что описал выше. Одному может подойти один способ, другому – что-то другое, так что ищите, пробуйте, уделяйте столько внимания и времени, насколько это будет важно для вас. Я был на грани того, чтобы пойти к психологу, боялся, как бы не попасть в психушку, или, что еще хуже, не довести себя до каких-нибудь тривиальных действий, плавно вытекающих из тех состояний, что были с детства.

Иногда, как мне казалось, я пропускал привычные этапы: не было вибраций, выхода из тела, хотя, я проделывал всю последовательность действий. Может быть, я проваливался в сон и ко мне приходили осознанные видения – это что-то среднее между выходом и проекционными снами, отражающими нашу повседневную деятельность, они как бы были продолжением практики.

В этот раз в моем видении присутствовало много

персонажей, и я сразу очутился в небе, на зеленой лужайке размером примерно соток десять. Лужайка просто повисла в пространстве, и на ней, помимо меня, сидело еще от 10 до 16 человек. Все они смотрели в разные стороны. В этот момент все мы были одним единым целым, но в то же самое время каждый был отдельной независимой единицей.

Описать это состояние очень трудно, но я попытаюсь. Мы общались, из меня вытекала энергия, ее встречала другая энергия, скорость передачи была мгновенная, я проникал во всё, все остальные одновременно проникали в меня. Мы не открывали ртов, но беседа шла, это было похоже на моментальный обмен информацией. Я ощущал каждой клеткой всех участников, лучи энергии переплетались, где-то пересекались и соединялись с другими пучками – с помощью всего этого и осуществлялась связь, общение. В некоторые секунды зрение переключалось, и я видел, как люди сидят отдельно друг от друга, переключение – и вид на всех сверху, переключение – и опять все как единое целое.

Вдруг мы услышали голос: «Вас (или тебя – так и

не смог понять, это было обращение ко мне или ко всем) ожидает путь, который по значимости своей перебьет все пути на земле, все вместе взятые. Всё. На этом видение закончилось. Открыв глаза, я записал это, как и всё в те времена: выходы, сновидения, сны.

Завершающим в этом большом цикле было видение: после хорошего расслабления очутился в небе, также там присутствовали разные ребята, потом мы резко упали в какое-то озеро, покрытое тонкой коркой льда.

Голос сказал:

– Плывите к берегу.

Я был последним из всех, кто плыл в этой группе, руками я ломал кромку льда и пробирался к берегу, у меня это получалось плохо, то и дело тело мое трясло от холода.

– Не обращай внимания на холод, – еще раз произнес голос, но в итоге я все равно приплыл к берегу последним.

– Пока ты не выкинешь все свои эмоции, у тебя

больше не будет никаких продвижений, достигни отрешенности от каких-либо чувств, связанных с человеческими проявлениями.

Я не придал видению большого значения. Как оказалось, зря. После этого у меня прекратились любые выходы, вибрации, сколько я ни пытался, ни малейшего проявления чего-нибудь из моего прежнего опыта больше не происходило в последующие годы.

Наступила ломка, это было нечто несравнимое с обычной человеческой депрессией по ее силе. После стольких осознанных полетов, других состояний осознания, ощущения энергетических потоков, и вдруг вернуться к миру повседневности. Это был период прострации, переосмысления всего, что произошло, плюс постоянное присутствие этой фразы: выкинуть эмоции, быть отрешенным. Чтобы вы понимали, я был очень импульсивным парнем, один только неправильный взгляд в мою сторону мог вызвать во мне агрессию, с другой стороны – не был никогда беспредельщиком, гипертрофированное чувство справедливости часто заставляло говорить все то, что я думаю о человеке,

приводило к нередким конфликтам. И со всем этим мне предстояло работать.

Примерно раз в месяц-два мы встречались с Андреем, брали по паре бутылок пива, красную икру, хлеба, семечек, иногда вещи более глубокого воздействия на сознание. Приходили на наше излюбленное место на берегу моря, возле обрыва, где не было никого, и подолгу общались на всевозможные эзотерические темы. Он был немного удивлен, что у меня так хорошо пошли книги «Монро». Рассказывал, какие книги зацепили его и что он на данный момент читает, в один из разговоров он упомянул нового для меня автора Карлоса Кастанеду...

– Ты знаешь, я читал книги Кастанеды, и для меня это стало огромным вызовом, думаю, и тебе будет интересно их прочесть. Там как раз есть все эти вещи, и не только, для того чтобы дальше продвинуться и понять глубже суть вещей, которыми ты интересуешься. Насчет твоего последнего видения – по поводу эмоций, – скорее всего, так и есть. Мы ежедневно расходуем всю нашу энергию на поддержание эго, чувства самовлюбленности, жалости к себе,

переживания о том, как несправедлив этот мир. А представь: чтобы заниматься вещами, которые тебя интересуют, мы должны брать из этого же источника энергию, которой уже нет, потому что мы всю ее израсходовали. Вот и нужно пересмотреть свое существование, образ взаимодействия с людьми, выставить некие приоритеты в нашей жизни, в этих книгах как раз описывается, как это возможно сделать.

Я с неподдельным интересом слушал его и сразу решил для себя купить первую книгу этого автора. Он меня предупредил, что есть разные переводы и если я буду покупать книги, то лучше – издательства «София». Как оказалось, этот перевод был действительно самым лучшим.

Глава 3

Магическое посвящение

Купив первый трехтомник КК, я сразу с головой погрузился в его творчество. То ли книги поглотили меня, то ли я каждую страницу глотал с необыкновенной скоростью. Это было очень близко моему характеру, все в книге было

большим вызовом к миру повседневности. В любой свободный момент, который выдавался у меня, я сразу же накидывался на книги и буквально съедал их жадно своими глазами, умом, вживаясь в картины и события, что в них описывались. Я цеплялся за каждое слово, мне хотелось все попробовать, мое тело наполнялось смыслом жизни, дорога вырисовывалась у меня под ногами, у меня в руках появился клубок с ниткой, которая, разматываясь, задавала новое направление и определяла ход моих действий на ближайшее время.

Примерно в течение месяца я проглотил все книги, благо времени у меня было много: день, ночь, в автобусе, на ходу по улице, на работе в пустом здании...

В это время я не пытался сильно заниматься практиками, так как все время у меня уходило на еду! В одну из ночей у меня было сновидение о том, как я встретил двух людей, которых, как мне показалось, я знал очень давно. При встрече я с большим восторгом стал описывать эти книги, какие они замечательные, необыкновенные. Они смотрели на меня сверкающими глазами, на

лицах их были улыбки, а девушка сказала, что это и есть чистая энергия.

Мне нужно было некоторое время, чтобы все переварить – информацию, которую я получил в последнее время. Как и всегда, я встретился с Андреем, он долго выслушивал мои рассказы и восторженные отклики об этих книгах. В какой-то момент остановил меня:

– Оу-оу, Чили, не распыляй свою энергию попусту!

Дал мне совет не делать поспешных выводов и обратиться к другим книгам с индийской философской системой «Адвайта» и некоторым великим людям, которые писали о ней – Кришнамурти, Нисаргадатта Махарадж.

Новые книги сильно заинтриговали меня, мне также было интересно их прочитать, хотя от них исходили другие ощущения гармонии, чистоты. Что мне особенно понравилось, в них никто никого не склонял причаститься к какой-нибудь религии или вступить в секту. Возникало ощущение первозданности и простоты, как будто

это была другая сторона медали, в отличие от книг КК. Можно долго описывать все эти книги, но предлагаю вам самим окунуться в них и понять, о чем я говорю.

* * *

Тут у меня произошла еще одна встреча – с моей давней знакомой, или с тем, что осталось после нее. В сновидении я бродил по лесу, что-то искал, и через некоторое время наткнулся на могилу – я понял, что это могила была той ведьмы, с которой встречался раньше. Я вполз в нее, внутри ничего не было (как мне казалось, там должен был быть труп), я начал копать землю и примерно через двадцать сантиметров наткнулся на магические причиндалы, которыми она пользовалась во время колдовства, обрядов, ритуалов. Это были колбы с надписями, амулеты, тряпичные вещи – в моем понимании это была символическая передача ее знаний в мои руки, всего того, что было ей так дорого.

В-общем, в последнее время я получал очень много новой информации. Зерна были закинуты, а вот что произрастёт из них, еще не было отчетливо видно. В жизни происходили

глобальные изменения, приходило понимание и осознание, открывались другие горизонты, появлялись новые интересы, фасад приоритетных вещей менялся. Многие события происходили и плавно перетекали в другие, стоило только захотеть этого, и мир начал откликаться на любые просьбы, хотя временами, довольно-таки продолжительными, меня тянуло к новым отношениям с девушками.

Иногда посещали мысли: а может, это всё неправильно и стоит завести серьезные отношения, детей и быть обычным счастливым человеком, но каждый раз, вступая в близкий контакт, в какой-то момент ощущал, что знания и их давление на меня возрастали, это угнетало. На пике расцвета своих связей, когда нужно было принять решение жениться, создать новую жизнь, я уходил, оставаясь при этом всегда в хороших отношениях, не разбивая чужие жизни. Складывалось ощущение, что все девушки как-то ощущали меня и что нам не светят более глубокие отношения, именно поэтому мы расставались легко, с большим уважением друг к другу.

После пары провалившихся попыток увидеть себя в роли чьего-то парня или мужа, у меня сложилось четкое представление, каким следовать путем, куда все-таки больше меня направляет сердце.

Я получил несколько профильных профессий в институте, благо в этой стране была такая возможность, и устроился работать в очень богатый дом престарелых инструктором в спортзале. В этом доме находился большой бассейн, кинотеатр, всевозможные секции (компьютерный зал, зал йоги, тайчи), ресторан и 24-часовое медицинское обслуживание. Чтобы проживать на территории этого дома, нужны были немалые деньги.

Это был необыкновенный опыт в моей жизни, можно сказать, большой подарок, и вы поймете, почему. Когда я пришел туда, многие его посетители в возрасте 65-100 лет, встретили меня осторожно, но радушно. У них был большой жизненный опыт, с высоты которого они глядели на меня. Поначалу они хотели произвести впечатление, рассказывали, какая прекрасная жизнь у них была, сколько всего они достигли,

где они жили, в каких условиях доживают, гордость переполняла их.

Почти все время, что я был там, прямыми обязанностями я почти не занимался. Большую часть времени мне приходилось просто уделять им внимание, и за это они были мне очень благодарны. С одним из своих новых знакомых я познавал азы французского языка, с другой клиенткой надо было обсудить, как поживает ее собачка, с третьим поиграть в настольный теннис (кстати, ему было лет 70, но он меня первое время обыгрывал). Четвертая приносила мне ее излюбленные, приготовленные ею, пирожные. С пятыми плавал в бассейне. В-общем, со временем они стали для меня семьей. Думаю, мое внимание к ним их удивило и было приятным, так как до меня, по их рассказам, был парень, который сидел в телефоне и лишь изредка обращал внимание, кто чем там занимался.

Каждую неделю я видел «скорые», которые приезжали констатировать чью-то смерть, я улавливал взгляды в эти моменты живущих в доме людей. Как сказал один из моих тамошних хороших приятелей, это последнее наше

пристанище в этом мире, отсюда мы уходим из этого мира, и все прекрасно это понимают.

Примерно через год моей дружбы с этими людьми они потихоньку стали раскрывать другую сторону своей жизни и то, что они на самом деле думают об этом. Как мне показалось, от их восторженности своим социальным положением не осталось и следа, конечно, не у всех. У некоторых зашкаливало ЧСВ (чувство собственной важности), они были непробиваемые, но тех, кто раскрылся предо мной, было интересно послушать. Да, они гордились тем, чего они добились, и тем, что были состоятельными людьми, вырастили детей и у них хорошее состояние, могут позволить себе многое, но... у них нет уже сил воспользоваться этим, именно поэтому они живут здесь, чтобы им оказали своевременную помощь, чтобы за ними ухаживали, уделяли им внимание, являлись по малейшему их зову.

Во всем этом доме был единственный человек, который светился. Когда он заходил в спортзал, его улыбка была настолько проницательна, что невозможно было не улыбнуться ему в ответ, все

вокруг оживало почти в буквальном смысле этого слова. Мы играли с ним в одну игру, представляя, как картины, узоры, предметы в этом спортзале оживали, а мы придумывали возможные варианты развития событий с ними. Это было так смешно, что мы буквально ржали с ним, а другие в недоумении смотрели на нас: отчего это нам так весело?

Вот еще пара фактов о нем, чтобы вы лучше представили эту картину. У него стоял аппарат, который контролировал сердцебиение – какая-то запущенная стадия рака. Сварливая жена, которую он очень сильно любил, но часто в словах потешался над ней. Его глаза светились, и он был такой единственный среди 250 человек, которых я там видел. Все остальные были просто тенями, доживающими свой срок, обреченными в ближайшее время уйти из этого мира, смирившимися со своей судьбой, предвидя, что, как и за другими, приедет «скорая помощь» и увезет их.

Я понимал, что такая же участь когда-то ожидает и меня: работать много часов, а если хочешь чего-то добиться, как они, жить на работе,

прикладывая неизмеримые усилия. Учиться много-много времени, чтобы еще больше преумножить свое состояние и быть в еще более комфортных условиях.... Ради чего это всё? Чтобы ждать, когда за тобой приедет очередная «скорая помощь», так и не воспользоваться всеми теми деньгами, которые ты так усердно зарабатывал всю свою жизнь, лелея мысли, что вот хоть дети твои поживут вдоволь и у них все будет, не понимая, что такая же участь ждет и детей, и детей их детей.

Конечно же, есть исключения и мир меняется, и не все так, как я описываю. Но мне этого хватило, чтобы понять, что я не хочу идти таким же путем, по крайней мере, я попытаюсь вырастить крылья и взмыть в облака. Несмотря на то, что я могу сорваться, разбиться о глыбы нашей выстроенной цивилизации и попасться на одну из её многочисленных уловок, есть шанс из шансов изменить как минимум в себе жесткую систему нашего взгляда на мир, расширить ее границы, а если посчастливится, взорвать свое восприятие и проникнуть во всевозможные постижимые и непостижимые уголки мира.

Два года я проработал в этом месте, и по-настоящему благодарен судьбе, что попал туда, познакомился со многими людьми, мои глаза еще немного раскрылись, восприятие мира расширилось. Да и я как мог их тоже отблагодарил своим вниманием и теплым отношением.

После очередной поездки в другую страну я вернулся в этот дом с подарками, чтобы навестить своих старых знакомых. Кого-то из них уже не было, и я оставил сувениры другим. Больше я там не появлялся.

* * *

На тот момент у меня было двое друзей, с которыми мы общались на все эти темы, были общие интересы и взгляды. Мы встречались нечасто, но встречи всегда проходили насыщенно. В очередной раз мы прогуливались по берегу моря под пару бутылочек безалкогольного пива, семечки, травку и сникерсы. Мы брали травку не для того, чтобы ржать. Тогда она помогала глубже проникнуть в каждую тему, которую мы обсуждали, и

прочувствовать её. Конечно, так было проще сдвигать восприятие, и этим мы иногда пользовались, раз в месяц-два. Со временем это ушло, стало ненужным, и мы не воспринимали это обязательным атрибутом наших встреч.

При очередной встрече мы обсуждали дом престарелых, КК и адвайту. Андрей, который склонялся больше к адвайте, говорил:

– Я считаю, что пути, как такового, нет, есть здесь и сейчас, и чтобы осознать все это, не нужны практики. Хотя, если копнуть, много ли было таких, как Кришнамурти, в один момент прозревших все сразу, и живущих в постоянной связи с источником.

– Как по мне, – встрял я, – такой подход убаюкивает, бездействие какое-то... Хотя я согласен с его описанием мира людей. Но это все равно, что ты привязан цепью к дереву, чем ты становишься умнее или появляются другие детали в восприятии, тем цепь становится длиннее, от чего ты вовсе не становишься свободнее, осознаннее. Да, картина мира шире. Но свободнее ли ты?

Алексей, выслушав нас, сказал:

– Знаете, что мне нравится в книгах КК? Действия. Он предпринимает действия по сдвигам восприятия и познанию самого себя, и за границами этого.

– Да, в этом есть огромный вызов, – сказал я, – там есть, по крайней мере, этапы, как развиваться, что делать, чтобы высвободить энергию, а может быть, это всего лишь еще одно положение точки сборки в котором находился Кришнамурти и завис в ней, не осознавая, что еще есть уйма мест, которые мы можем воспринимать. Или как некоторые пребывающие в нирване осознают, что это окончательная точка их пребывания.

Мы могли часами рассуждать на эти темы, забывая, что у нас есть с собой сникерсы, но под конец кто-нибудь, да напоминал. Это были сладостные моменты, да и вообще, когда мы смещались в разговоре за счет всего этого (травка, интересные темы и попытки проникновения в глубокие тайны бытия) вкусы обострялись, любая еда казалась намного

насыщеннее, мороженое вообще казалось волшебно вкусным.

В общем, я решил прочесть еще раз книги КК – теперь уже с большей вдумчивостью и осознанием.

В ближайшие пару лет я путешествовал и присматривал место, где мог бы остановиться на определенный период моей жизни. С работой и деньгами практически никогда не было проблем, к каждой новой работе относился как к вызову: смогу ли преуспеть и чего-то добиться? И зачастую у меня все получалось, хотя в большинстве случаев говорить приходилось на каком-нибудь другом языке, получая проценты от продаж, а не зарплату. А когда имеешь дело с этим, все зависит только от тебя и от того, насколько ты можешь совладать с минутными трудностями, от которых зависел заработок всего дня.

К примеру, на одной из работ мне дали SPEECH-речь на португальском языке, которую я должен был выучить. Сама работа заключалась в том, чтобы, во-первых, убедить покупателей

попробовать мой продукт, во-вторых, нужно было продемонстрировать его преимущества, в-третьих, как можно больше продать и продать за хорошую цену, играя скидками, ролями менеджеров и директоров – это напоминало маленький спектакль. При том, что ты ни хрена не знаешь языка, только повторяешь заученные фразы, на которые делает акцент покупатель. Конечно, со временем ты все больше и больше распознаешь смысл слов и понимаешь, чего от тебя хотят, но фишка не в этом. Если ты не веришь в продукт или не уверен в себе, мало кто вообще подойдет.

Случалось и такое: подошли пара клиентов, ты все сделал, а продукт у тебя не купили, тогда появляются сомнения: а может, ты не сможешь продать, может, это не твое? И многие, ломаются на этом и исчезают так же, как и появились. И наоборот: если ты уверен в себе, неважно, продашь ты или нет: прикалываешься с покупателями, придумываешь разные сцены, и вот уже смотришь – люди, как заворожённые, покупают у тебя все и иногда даже не спрашивают, зачем. Такое ощущение, как будто они входят в твое энергетическое поле и им уже

ничего не остается, кроме как купить твой товар. Ну а награда за хорошие продажи могла составлять от полутора до двух с половиной тысяч евро.

Надолго я нигде не задерживался. А потом вернулся в тот город, где жили мои хорошие друзья, с кем было интересно поговорить и обсудить последние новости. В этот раз я решил не снимать квартиру, а пожить вместе с родителями. Можно было подкопить немного денег для следующего путешествия, да они сильно и не интересовались, чем я занимаюсь. Как временный вариант меня это устраивало.

Немного пересмотрев свои последние годы, интересы, книги, информацию, которую получил, я все-таки больше склонялся к пути, который описывался в книгах КК. Намерение все больше складывалось в этом направлении. Вызов, который ощущался в этом пути, не давал мне покоя – путешествие, познание других миров, мир сновидений, другие энергетические потоки, осознание неизбежной направленности нашего социального мира на постепенное умирание – всё мне подсказывало, что это могло быть неплохой

платформой. И многие вещи, описанные в книгах, на начальном пути были необходимы, чтобы сдвинуться с места, с чего-то начать действовать. В глобальном смысле - задать направление, чтобы прийти к чему-то своему, вобрать все лучшее, и пойти дальше, следуя зову своего сердца.

* * *

В последнее время мы с Алексеем немало говорили об этом пути. И как-то в пятницу он позвонил мне, предложив встретиться вечером за городом, на что я, как и всегда, охотно согласился, так как мы нечасто встречались.

– Привет, как делишки? – спросил Алексей.

– Норм, сегодня выходной, провалялся, занимался немного медитацией, пытался расслабиться, как вдруг – звонок: хотели на работу вызвать, но я не согласился. Да задолбали уже с этими просьбами, то один не выйдет на работу, то у кого-нибудь еще что-то стрясётся, в общем сказал, что я не в городе. В принципе, так и есть.

Мы немного посмеялись.

– Ты знаешь, когда я медитирую, телефон убираю.

– Да забыл его убрать, – ответил я.

– Давай идти молча. Ты вообще не говоришь, пока я не скажу, что можно, и стараешься очистить голову от мыслей, – предложил Алекс.

Было непросто выкинуть мысли из головы, они постоянно вмешивались в процесс, но чем дольше мы шли, тем меньше их становилось. Так прошло, наверное, минут сорок. Город уже остался где-то позади, дороги стали смешиваться с сельскими, луга, деревья все чаще стали встречаться на нашем пути.

Он повернулся ко мне, вытащил из рюкзака ленту и завязал мне глаза. Так мы шли еще примерно минут десять-двадцать. Складывалось такое ощущение, что мы где-то в непроходимом лесу, приходилось перелазить через какие-то деревья, перепрыгивать овраги, идти по краю, боясь сорваться в пропасть (фантазия моя была хорошо развита, и ему приходилось

комментировать, что мы делаем). В голове все перемешалось, единственное, что отчетливо помню, был животный страх и очень сильная концентрация на всем, что я делал. Везде мерещились стены, и казалось, что обязательно мой лоб что-нибудь да встретит.

Тут он остановил меня, и мы сели. Я снял повязку, но некоторое время мои глаза ничего не различали, я не понимал, что происходит, где я нахожусь, что передо мной. Спустя несколько минут осознал, что мы сидим на высоком пригорке, внизу маленький лесок, какая-то дорожка. Позади нас тоже находилась лесополоса. Так мы сидели около получаса и всматривались в даль, слушая разные звуки, доносившиеся отовсюду. Мне показалось, что впереди нас было что-то большое и массивное. Стало страшно, но спустя некоторое время это ощущение прошло.

Снизу стало доноситься много шума от каких-то существ, которые быстро передвигались. Конечно, мы замерли и были неподвижны, но им не стоило труда понять, что они не одни в этом месте. Они бежали слева направо, до сих пор мы

не могли различить, что это было. Фантазия подсовывала много вариантов: собаки, толпа людей внизу или кто-то создает эффект, что он не один, кидая в разные стороны камни. Это было прерывистое движение. Через некоторое время шум прошел. Как вдруг слева и спереди, метрах в двадцати, мы услышали пронзительный вой койота. У меня по спине забегали мурашки, глаза расширились и пытались увидеть что-то в темноте. Неожиданно с другой стороны, метрах в пятидесяти, услышали еще пару раз отвечающий вой, и с той же стороны послышался шум, приближающийся к нам.

В голове прояснились некоторые детали: когда мы шли к этому выступу, друг втаскивал меня в какую-ту пещеру и мы взбирались на дерево. Оглянувшись, я увидел дерево чуть повыше нас и стал обдумывать, как взберусь на него, чтобы койоты до меня не дотянулись. Что-то сказал моему другу, как вдруг метрах в десяти внизу увидел блеск маленьких огоньков, пристально вглядывающихся в нашу сторону. Мысли хаотично бегали, я продумывал все возможные действия в разных воображаемых ситуациях. Огоньки исчезли, и шум постепенно стал

удаляться от нас, нарушаемый изредка где-то вдалеке воем. Вытирая пот со лба и ощущая, как понемногу отходит страх, мы стали очень тихо общаться.

– Чили, на самом деле я привел тебя, чтобы ты совершил одно действие. Чтобы ты выкрикнул свое намерение миру, чего ты хочешь на этом пути. К примеру: «Я встаю на путь воина и хочу следовать этим путем!». Заяви о себе миру, сделай этот магический жест, отчетливо понимая, чего ты хочешь.

Оставляя меня, он сказал:

– После этого я тебя буду ждать.

– Где? – спросил я.

– Думаю, сам найдешь меня, если получится. Просто настройся на меня, да и все, – улыбнулся он. И крикнул в след:

– Не оборачивайся!

Как только он скрылся, мне стало неуютно

одному в этом месте. В голову так и лезли мысли: «А вдруг койоты вернутся или еще чего вылезет...».

Спустя некоторое время эти мысли улетучились, а все мое внимание сосредоточилось на действии по выкрикиванию намерения миру. Я чувствовал нелепость всей ситуации: а вдруг кто-нибудь услышит или друг мой будет ржать надо мной... Посидев немного, я все-таки решился встать и громко заявить о себе.

Собравшись, я выкрикнул: «Я ВСТАЮ НА ПУТЬ ВОИНА, ХОЧУ СЛЕДОВАТЬ ЭТИМ ПУТЕМ, ПУСКАЙ СИЛА МЕНЯ ВЕДЕТ В ЭТОМ МИРЕ!», но как-то это получилось тихо и неуверенно, тогда я еще сильнее выкрикнул, и опять была какая-та фальшь. Потом еще и еще раз, до тех пор, пока мурашки у меня не побежали по спине и не появилось внутреннее чувство, что я донес свое послание миру. Ну и горло немного подсело.

После этого наступила легкость. Я встал, огляделся и пошел осмотреть дерево, на которое хотел залезть от койотов. Потрогав его, увидел тропинку, которая вывела меня на дорогу. Идя

вдоль дороги, я заметил слева спуск в маленькую деревню. Решил спуститься туда. Пройдя вглубь совсем чуть-чуть, я увидел маленькую усадьбу, где гуляли пара лошадей, возле забора стоял Алексей и пытался покормить их. Я тоже подошел, там были жеребец и кобыла. Кобыла охотно кушала сено из наших рук, которое лежало рядом с забором, жеребец странно поглядывал и показывал нам свои зубы. Мы не решились с ним заигрывать, развернулись и ушли прочь. По пути домой мы больше молчали, понимая друг друга без слов. Придя домой, от усталости я рухнул в постель и сразу вырубился, даже не раздевшись.

Глава 4

Манящие горизонты

На новом этапе я постарался проследить все свои эмоции и понять, где, на кого, при каких обстоятельствах я растрачиваю энергию, как часто веду себя одинаково в разных условиях, что мне изменить, как перенастроить хотя бы немного свое восприятие окружающего мира.

Также я проштудировал информацию о технике перепросмотра и всевозможные советы по этому поводу и выработал для себя оптимальный подход: сделать сначала список всех девушек, с которыми я общался (и долго, и недолго), тех, в которых даже просто влюблялся, но не имел контакта. Таких и в детстве было немало. А с 12-летнего возраста и других было немало.

Затем я еще больше углубился в практику – составил список и пересмотрел все свои связи с прекрасным полом. Смысл перепросмотра (а точнее один из его аспектов) заключался в том, чтобы вобрать в себя всю растраченную энергию, оставленную во взаимодействии, и отбросить, или очиститься, от чужой энергии, переплетенной с моей. Строить какие-либо ящики для этой практики я не стал. Занимался дома в комнате, закрывая занавеси. Иногда, вспоминая некоторые моменты во время ходьбы или в автобусе, делал это так, чтобы никто не заметил.

Практика заключалась в том, чтобы сесть, взять из списка ту, с которой общался позже всех, и начать вспоминать, что у меня с ней было в

последнюю встречу, провернуть это все в голове, постараться вспомнить детали, делая это с закрытыми глазами. Положить голову на правое плечо, в этот момент представляя, как из моего солнечного сплетения протягиваются белые нити (у девушек так, по моему ощущению, из матки выходят лучи), и вбирать обратно все краски, чувства, поворачивая голову к левому плечу, при этом делая вдох. От левого плеча к правому – делал выдох, очищая эти же лучи от налипшей энергии (чувств, эмоций, другой инородной энергии). После этого еще старался довыдохнуть, поворачивая голову пару-тройку раз вправо-влево, как бы вычищая место веником от грязи.

Так я прогонял какую-нибудь конкретную ситуацию до тех пор, пока не ощущались пресность, бесцветность, легкость. Обычно, когда начинал перепросматривать ситуацию, в которой зависло много энергии, проявлялись некоторые симптомы: текли слезы, дыхание становилось тяжелым, сцены с трудом поддавались перепросмотру. Когда ощущения становились такими, как я описал выше, это был знак того, что там уже мало что осталось. Я делал еще три цикла и переходил к другой ситуации, связанной

с этим человеком, до тех пор, пока его всего не перепросмотрю. Вообще, в Интернете также уйма информации на тему самой техники и ее значения, поэтому не вижу смысла уделять много внимания описанию.

В последнее время жизнь стала ещё более гармоничной. Меня не задевали какие-то левые взгляды людей, провокации к конфликту или еще какие- нибудь формы депрессухи. Один раз вошел в лифт, чтобы подняться в спортзал, следом за мной вошла женщина лет пятидесяти. Я спросил, на какую кнопку нажать. Она направлялась туда же и ответила, что ей на пятый этаж. Я по случайности нажал на шестой этаж, и она вдруг, как собака, сорвавшаяся с цепи, стала кричать на меня, размахивать руками, называть меня идиотом, не понимающим, что она говорит. Я очень спокойно ее выслушал, потом чуть ближе к ней подвинулся, подставил своё лицо и попросил за это ударить меня.

Она была в шоке, замерла и больше уже ничего не произнесла после этого, в глазах ее отражались безысходность и понимание того, что она перегнула палку. Еще мгновение, и она бы

расплакалась, но в этот момент двери отрылись на нужном этаже, я пожелал ей хорошего дня, как и она мне, и мы распрощались. Примерно такое отношение было у меня в последнее время к окружающему миру, к деталям его: людям и ситуациям, в которые я попадал изредка и которые могли вывести меня из себя.

Читая информацию о выходах из тела, наткнулся на статью, в которой описывались различные практики расслабления и говорилось о том, как важно уделять ему время. Я понял, что сильно недооценивал этот этап. С удвоенной силой принялся за практику, сначала расслабляя все части тела, потом принимался за равномерное дыхание под счет. В конце визуализировал, как я спускаюсь по ступенькам и с каждой ступенькой всё больше и больше расслабляюсь, или падаю на листочке с дерева всё ниже и ниже, пока не касаюсь им спокойного и тихого озера. Это помогало мне еще глубже войти в транс.

После нескольких попыток, занимающих примерно один час сорок минут, у меня начались долгожданные вибрации, которых не было уже пять лет. Теперь выход у меня происходил немного по-другому, чем это было в прошлом.

Я просто перекатывался на бок и мягко падал с постели, потом медленно поднимался, через несколько секунд у меня появлялось зрение. Иногда были проблемы с ним. Тогда я возвращался в тело и предпринимал новую попытку.

Время расслабления перед выходом увеличилось. Раньше мне требовалось в районе 30-40 минут, сейчас это могло занять полтора-два часа. Выходы стали более качественными, удержание осознанности в них тоже увеличивалось по мере накопления опыта. Часто я рассматривал комнату, чтобы определить, настоящее ли это время или я нахожусь во сне и проекциях ума. Удавалось, конечно, это не всегда. Иногда, выйдя из тела и проверяя, явь это или сон, прыгал и быстро падал. Не сомневаясь, что это происходит в реальности, я вдруг пробуждался и, открывая глаза, понимал, что в очередной раз себя наколол и упустил очередную возможность выхода из тела. И так было нередко.

Часто мне хотелось выпрыгнуть наружу, когда я оказывался перед окном. Но я боялся это

сделать сразу и осторожно протягивал голову через стекло, разглядывая улицу, припаркованные машины, снующих людей. Иногда голова моя ударялась о стекло, возникало ощущение, что я в реале.

Высовывая голову, я проделывал так со всем телом. Потом срывался вниз, но за секунду до падения, когда казалось, что вот-вот разобьюсь, я начинал махать руками и медленно-медленно подниматься ввысь. Это было неописуемо.

Ощущение полета стало самым волшебным в выходах. Пытаясь иногда сравнить с этим какие-то земные чувства, я убеждаюсь, что таковых нет. Один опыт полета перекрывает их сполна. Такое состояние, когда все чувства: обоняние, осязание, зрение, любовь к миру, счастье, – усиливаются во много раз, и ты даже не осознаешь, как это всё переживается, откуда это всё приходит.

Один раз утром, при пробуждении, я решил расслабиться и выйти из тела. После вибраций перекатился на бок и мягко приземлился на пол. Когда глаза мои стали видеть, я отошел от постели и осмотрел комнату. Как и всегда, мои

глаза остановились на окне. Я разбежался и выпрыгнул наружу, крича в свое удовольствие! Ощущения напоминали спуск вниз на скоростной дорожке. Вылетев, я обогнул свой дом и влетел в другое окно, что находилось в ванной комнате. Там мама закладывала белье в стиральную машину. Я прижался к стене, опасаясь, что она меня увидит. Потом она вышла в комнату, где они с отцом собирались куда-то, а я направился в свою, просочившись через дверь, которая казалась мне довольно-таки материальной: каким-то чувством я ощущал каждую молекулу этой двери, цепляясь за них своим тонким телом. Где-то на середине меня что-то задержало. Испугавшись, что застряну, я мигом очутился в постели. В этот момент хлопнула дверь в прихожей. Я вышел. Родители ушли, а в ванной начала тарахтеть стиральная машина.

Столь детального выхода в реальном времени, у меня ещё не было, это меня порадовало и дало толчок к дальнейшим экспериментам. Как-то родители решили снять другую квартиру и пошли на встречу с арендодателями. В это время я валялся на диване и смотрел фильм. И тут мне в голову пришла мысль выйти из тела, настроиться

на них и посмотреть, что из этого получится. Хорошо расслабившись, я отключился, но в этом, как мне показалось, сне увидел двух людей, которые общались с моими родителями. На руках у женщины сидела маленькая белая собачка. Атмосфера казалась немного напряженной. После этого я проснулся, мне показалось, что это был банальный сон.

Когда родители пришли, я спросил их, как прошла встреча, и мама ответила, что слишком много просят за квартиру. Немного подумав, я задал еще один вопрос:

– Скажи, мам, а там была белая собака?

– А ты откуда узнал, что там была белая болонка?

Я не стал ей объяснять, что медитировал, просто сказал:

– Не знаю, просто мне показалось, что у них есть собачка.

Мама с подозрением покосилась на меня, но не придала глубокого значения всей этой ситуации.

А я для себя понял, что не всё в этом мире так безнадежно, и может, есть шанс что-то понять.

* * *

Перепросмотр и сновидение крепко вошли в мою жизнь и стали неотъемлемой её частью. Я мог два-три раза на дню медитировать по полтора-два часа каждый. Конечно, если у меня в первый раз всё получалось, то я не нагружал себя больше. Если не получался выход, то я пытался во второй раз с еще большей силой и рвением. В перерывах между медитациями бегал к морю, ходил в спортзал или просто читал книгу, благо в этот период я не работал и мог позволить себе это.

Как-то днем мне позвонил Алексей, слегка взбудораженный:

– Привет, Чили, давай встретимся в эти выходные. У меня кое-что есть, мне кажется, тебе будет интересно это попробовать.

– Окей, – ответил я ему.

В субботу вечером мы с ним купили обычный

набор еды для разговоров, встретились на берегу, сели возле моря, и он мне показал порошок, напоминавший светло-коричневую смесь вроде чая.

– Знаешь, что это такое?

– Нет, – ответил я ему.

– Я тут почитал про «сальвия дивинорум». Куря ее, получаешь некие галлюциногенные эффекты, которые очень быстро проходят. В принципе она практически безопасна, и ты остаёшься в сознании. Кстати, легальная вещь у нас, купил в одном из магазинов, где всякие штучки продают для неформалов.

– Ты точно уверен, что не будет никаких последствий?

– По описанию вроде как должно быть всё норм. Да и можем смешать сначала ее с табаком и посмотреть в малой дозе.

– Ладно, давай попробуем, но только с условием: один пробует, другой за ним наблюдает.

Мы забили банку, и сначала курнул я. Эффекта никакого не было, кроме того, что было немного противно. Потом то же самое сделал он, и у него тоже ничего не произошло.

– Чили, давай, наверное, вчистую ее покурим.

– Давай, если уж пробовать это начали.

После второй пробы однозначно голова немного поплыла и были очень быстрые и мимолетные видения. Я еще раз курнул, видения усилились. Открыв глаза, я увидел море, оно было всё в клеточку, напоминая матрицу, только клетка была больше в размерах. Было что-то в этой траве, но также быстро это улетучивалось. У моего друга тоже были какие-то фрагменты галлюцинаций.

– Ну и что, Алексей, что думаешь?

– Да фиг его знает, вроде как цепляет, но потом быстро отпускает, знаешь, я где-то внутри почувствовал что-то до боли знакомое и родное, но не могу вспомнить, что это.

– Кстати, как у тебя проходит перепросмотр? – спросил он.

– Знаешь, в последнее время часто вырубаюсь, потом вдруг резко просыпаюсь и не могу вспомнить, кого я перепросматривал. Замечаю цикличность всех своих связей с девушками, они просто повторяются и практически мало чем отличаются. И меня кидает в депрессию от осознания, что всё как по накатанной, нет чего-то светлого во всем этом, как робот... Вроде как чувства, любовь, а на самом деле фальшь есть во всем. Такое ощущение, как будто кто-то дергает за ниточки и процесс повторяется. Перепросмотрел уже примерно шесть девушек, и практически одно и то же, немного другой сюжет, сценарий, но при этом – одни и те же желания, мысли и финал практически предопределён. В какой-то момент захотелось заплакать от мысли, насколько всё предсказуемо и похоже одно на другое.

– Ого, брат, как сильно тебя торкнуло, а ты говоришь, не зацепила тебя сальвия. После этого мы долго смеялись, вспоминая какой-нибудь мультик и напевая песни из него.

Позже эксперементировали еще раз, и нам окончательно это не понравилось. В принципе, кроме травки, мы больше ничего и не пробовали, да нам это и не нужно было. Без того мы погружались достаточно глубоко в темы, что были нам интересны.

Практически каждый день у меня случались вибрации, потом выходы из тела, я стал экспериментировать с полётами. В очередной раз при выходе, выпрыгнул в окно, пролетел по улице, увидел перед собой здание и начал разгоняться по направлению к нему. Приблизившись практически вплотную к стене, я резко взял курс в небо, набирая ускорение, это было похоже на самолет, который стремительно взмывал вверх. И это было потрясающе, завораживающе. Поднялся в небо и, глянув вниз, решил полететь в другой город, но так как перемещался очень медленно, понял, что у меня не хватит сил продержаться долго. Тогда я ускорился, просто подумав об этом. Где-то в районе лба ощутил некое уплотнение, и вдруг моя скорость стала стремительно нарастать, но вместе с этим я не понимал, где нахожусь. Я

замедлился и спустился немного ниже, но так и не понял, где я. Подумав о себе, я сразу очутился в постели.

Фишкой следующих выходов было познавание людей и их реакций на мое тело в сновидении: видят или не видят они меня? Часто я подлетал к ним и маячил у них перед глазами. В большинстве случаев они меня не видели, но очень редко, я замечал чей-нибудь настороженный взгляд, а иногда от меня отмахивались, как от мухи. Тогда я сразу же улетал. Иногда цеплялся за машины, болтаясь, как сосиска на ветру, заглядывая внутрь, смотрел на пассажиров и водителей. Один раз испугал водителя, и он чуть не врезался. Больше я старался не пугать людей.

Также я иногда летал к своим друзьям или старым знакомым. Проделав стандартную процедуру, прилетел к Алексею, начал рассматривать, что было на столе, какая у него была постель и какого цвета постельное белье. На нем были узоры, похожие на растения, и они меня завораживали. На столе лежал какой-то инструмент и еще что-то, что мой ум отказывался интерпретировать. Когда я приблизился к

Алексею, он сделал движение навстречу ко мне и спросил:

– Чили, ты здесь? А ну выматывайся отсюда!

Я вылетел из окна, подумав о своем теле, резко вернулся туда. Когда позже я описал ему свой опыт, он сказал, что его постельное белье было с цветочными узорами, на тумбочке лежал варган, который я не мог хорошо разглядеть. Было еще что-то, что я видел, но это не совпадало с действительностью. Потом вдруг он вспомнил:

– Слышь, мне кажется, я понял, что ты был у меня. Я даже стал тебе говорить, чтобы ты выматывался из моей комнаты.

– Ага, – сказал я ему, – мне кажется, я слышал то же самое.

Я также побывал у девушки, в которую когда-то был сильно влюблен. Прилетев в город, в котором родился, как часто бывало, не смог сориентироваться. В такие моменты меня спасал мой настрой на давнюю память об этих местах. Как только я настраивался на них, сразу переносился куда надо. Так же произошло и в

этот раз. Я очутился в доме, где жила моя подруга, где всё было мне знакомым. Ее я не увидел, поэтому решил настроиться на нее саму, после чего очутился где-то в парке, где она гуляла и выглядела счастливой. На ней был полосатый свитер, джинсы и черные балетки. Подтвердить, конечно, я этого не мог, да и не хотел, захваченный вдруг своими старыми чувствами к ней. Оказавшись в своей постели, я решил начать перепросмотр одной из самых сильных связей в моей жизни.

* * *

Время шло, и меня стали одолевать мысли: а что дальше? Создание группы и поиск единомышленников? А может, уехать, выучиться и работать где-нибудь в глуши егерем...

Как и во многих случаях, мы договорились с Андреем встретиться, взяли пару бутылочек пива, красную икру, ржаной хлеб, сыр и немного чипсов и пошли на наше излюбленное место – обрыв возле моря. Но, видно, не только нам это место приглянулось – кто-то притащил туда диван. Мы уселись на него, открывая холодное пиво и пакеты с чипсами. Шум морских волн и

вид на бескрайний горизонт разбавляли городскую атмосферу. Мимо пробежала лисица, завидев нас, осторожно принялась обегать стороной. Иногда где-нибудь, сорвавшись с неба, пролетала звездочка, и, заметив её, кто-нибудь из нас вдруг вскрикивал по-детски: «Смотри-смотри, звезда падает!». Но было уже поздно, и другой мог только, немного завистливо, сказать: «Ах, как жалко, что я не увидел ее».

– Андрей, я так понимаю, что ты уже давно интересуешься эзотерикой, адвайтой, путешествуешь... Почему нет какого-то реального продвижения? Так можно долго сидеть, пыхтеть и ждать у моря погоды. Что ты планируешь дальше?

– Не знаю, Чили, тебе же известна моя точка зрения: если должно что-то случиться, оно произойдёт. Просто, наверное, надо сильно захотеть этого.

– Ок, но надо же что-то делать! Ну, к примеру, развивать свое тело сновидения, заниматься созерцанием, перепросмотром, высвобождать свою энергию?

– Это не моя фишка, Чили. Знаешь, у меня был такой случай. Я как-то шел на работу, как вдруг почувствовал, что весь мир остановился. Было такое ощущение, что я осознавал мельчайшие детали: траву, бабочек, машины, людей. Всё это было не в прошлом, не в будущем... Я был здесь и сейчас. Не знаю, как я шел, как останавливался перед машинами, как общался с людьми. Всё было так естественно... На протяжении двух часов я был в этом состоянии, его не передать словами. Я был во всём, и всё было во мне. Представь, потом это состояние так глубоко засело в моем сознании, что остальное мне уже не кажется настолько же важным, как стремление достичь его еще раз.

– Знаешь, в книгах КК описывается, что без Нагуаля (человек с такой энергетической системой, которая позволяет вести группу) практически нет движения, только он может повести за собой к свободе. Может, мы и есть такие разрозненные единицы, которые обречены на вечный поиск этой пресловутой свободы без Нагуаля.

– Но в книгах настолько подробно всё описывают, что кажется, куда уж понятнее...

Можно и самому до всего дойти, – возразил я.

– Да, но мы говорим сейчас о нашем мире. Они немного шире понимали значение слова «Нагуаль». В других просторах энергетических систем, без такого человека, скорее всего, всё обречено. Хотя это всего лишь мое мнение, об этом можно много говорить, но только добившись всего, что они описывают, можно говорить о достоверности этого источника.

– Кстати, там хорошо описано «Правило Нагуаля». Прочти повнимательней, это очень слаженная команда, с общим намерением, но каждый в ней по отдельности имеет свои сильные стороны, а в сочетании со всеми составляет единый организм. Если такое может случиться, то это чудо, а у нас трое не могут найти точки соприкосновения, не говоря уже о партии.

– Ты говорил о состоянии, которое испытал. Может, это еще одно положение точки сборки, о которых они писали в книге?

– Да, может быть, но это единственный мой реальный опыт, в отличие от тебя. Конечно же, я

анализирую и другие вещи, но пока меня больше цепляет философия адвайты. Хотя, ты знаешь, я много шарюсь по Интернету, и там попадаются довольно-таки интересные люди. Алексей Ксендзюк, Вадим Зеланд – трансерфинг. Кстати, прикольный у него взгляд, и немного схож с нашим: не желать чего-то, а провизуализировать, что это у тебя уже есть, и тогда это произойдет. Если хочешь, поищи информацию о нем.

– Кстати, ты слышал о хакерах сновидения?

– Нет, кто такие? – с некоторым интересом спросил я.

– Ребята, я так понимаю, тоже интересовались когда-то КК, но потом решили «хакнуть» некоторые практики и сделать более доступными магические учения. Тех вещей, на которые могли уйти десятилетия у Кастанеды, они добивались в короткие сроки. К примеру, замена перепросмотра. Они взяли пасьянс Медичи и путем некоторых манипуляций подменили законы Орла своими законами, и в конце концов они становились основными. Колода карт обрисовывала цепь событий, если она складывалась последней картой, то цепь

завершалась, и энергия возвращалась.

Насколько я понял, это толковые ребята и стоит уделить им внимание. Только в итоге погнались не за тем, борьба с органами власти, ФСБ, темные силы... В-общем, есть какая-то примесь во всей этой фигне, но не мне их судить. Да и знаешь, у всех этих вещей могут быть и другие стороны, мы же до конца не знаем, почему случился выброс этой информации и какую цель они преследовали. Кстати, у них есть форум, можешь покопаться там, да и книги тоже.

Глава 5

Дверь в мир сновидений

Также на этом форуме и в других источниках, где можно было найти информацию о ХС, не ускользнули от моего внимания ссоры между ними за права на книги, споры о том, кто пишет правду, кто нет, расколы групп и их мнения об этом. Сразу в голове возник тот фрагмент

разговора с Андреем – об общем намерении людей, создающих единый организм. Конечно, я однозначно не воспринимал всю информацию, где-то фильтровал ее, где-то пропускал, читая между строк, но в целом, примерно на месяц меня засосало, я участвовал в некоторых практиках по сновидению, сталкингу и пасьянсу Медичи. Появился круг общения, новые знакомства, хотя сильно я ни с кем не дружил, опасался пресловутой руки, большого дяди ФСБ и т. д.

Иногда пыл некоторых обитателей форума захватывал, и мы с усердием принимались за новые практики и делали маленькие открытия, смачно рассказывая о малейших своих продвижениях. По большей части, там были новички, но встречались и более опытные товарищи. Когда они описывали свои достижения, я думал: «Ого, ребята дают!» (конечно, если они не преувеличивали ничего в своих рассказах).

Однажды вечером, на форуме, в одном из постов, Brain предложил создать группу. Я не знал его лично, но наблюдал за ним, мы пересекались с

ним в других темах. Это был активный участник форума, прямой, напористый, часто говорил правду, даже если она была неприятна. Судя по его постам, он был очень способный и продвинутый парень. От него ощущалась энергия. Так как мне была по нраву его идея и хотелось прогрессировать: слезать с этой иглы форумов и переходить на какой-то более тесный контакт, – я тоже охотно вошел в группу. Она составляла человек сорок, мы назвали ее «Глайдеры», скользящие, и создали свой закрытый маленький форум.

Здесь собрались разноплановые личности, были и новички, и более опытные, а также те, кто просто заглянул посмотреть, что тут творится. Мы не стали забегать далеко в практиках, взяли и начали всё с нуля. Конечно же, был топик о снах и ведении дневника, только этот дневник был на форуме и каждый мог зайти и прочесть его. Также начали заниматься практикой «Пасьянс Медичи». Вначале я немного тупил, но потом понял, с чем его едят и как он работает. Всё это было нашей начальной стадией.

Как и ожидалось, в первые недели-месяц,

активность на форуме была высокой. Мы решили сделать правилом: тех, кто не появляется долгое время или не активен, просто удалять. Некоторые, конечно, обижались, типа: «кем вы тут себя возомнили», «да вы на себя посмотрите» ... Я держался, как и всегда, в сторонке, делал практики, где-то получалось, где-то не очень, но это было только начало.

Со временем у нас осталось одиннадцать более или менее активных участников, все были примерно одного уровня, у некоторых стали получаться осознанные сновидения, мы неплохо управлялись с пасьянсом Медичи, запоминание снов активизировалось, начали делать картографию. Все развивались, и тут наступил момент, для некоторых очень болезненный.

Звонок по скайпу:

– Чили, привет.

– Привет, Браин.

– Знаешь, хотел с тобой поговорить, насчет некоторых участников нашего форума. Так как

ты, я смотрю, более всех активен тут, хотел посоветоваться с тобой.

– Давай говори уже!

– Смотри, мне примерно через месяц нужно уйти в армию на год, для меня это было бы хорошей сталкерской практикой и помогло бы понять, насколько я готов развиваться во всём этом. Хотя я и так не вижу дальнейшей жизни без этого. Что ты скажешь на это?

– Браин, если учесть, что благодаря тебе и твоей активности мы тут все собрались, по крайней мере, я буду за то, чтобы тебя оставить на форуме и ты мог иногда заходить в армейке в Интернет и общаться с нами. Но это, ты понимаешь, решают все участники, да и время еще есть.

– Да, конечно, понимаю, ок с этим вопросом.

– Другой. Ты же знаешь, у нас на форуме есть пары, у которых дети, и они довольно-таки хорошие люди, у кого-то из них, даже большие продвижения, чем у остальных. Но ты же понимаешь, это определенный груз и

ответственность не только за себя, но и за других, а значит, идет разброс энергии.

– Конечно, я представляю, о чем ты говоришь, мне в свое время тоже пришлось сделать выбор, и он был не в сторону того, чтобы завести семью и детей. Это, конечно, не значит, что они не могут добиться успехов, но определенно накладывает некие ограничения.

– Как мы можем поступить с этим? – спросил Браин. – Ты знаешь, меня и так некоторые считают сукой, так как я многих вытуривал с форума...

К тому времени мой авторитет в группе вырос, я стал одним из заводил, хотя никогда не выходил на первый план.

– Давай поступим так. Мы поговорим в узком кругу об этих людях с Алем, Мосей, Авой, Ижей и решим, что делать. И инициатором буду я, чтобы на тебя шишки не валились.

Так и порешили. На следующий день мы договорились сконнектиться в скайпе и

поговорить. Некоторые были недовольны такими радикальными изменениями.

– Знаете, – сказала Ижа, – я против этого. Почему кто-то из нас должен считать себя выше или круче тех людей?

– Ижа, почему ты так говоришь, не банальная ли это жалость к ним? Подумай без эмоций, никто не ставит себя выше них, просто есть объективные вещи, и от них никуда не деться, – возразил я.

– Какие такие вещи? – недоумевая, спросила Ижа.

– Ну, во-первых, всё неизбежно будет идти ко встрече или даже совместному проживанию. Во-вторых, чем глубже мы погружаемся в практики, тем больше существует вероятность встречи с другими силами, сущностями, энергетическими полями, что может привести к катастрофическим вещам. И мне бы не хотелось туда лезть – в другие пространства, не имея всей своей энергии. Надо быть «полными», без энергетических дыр, а так наша цепь может

оборваться, не имея прочного фундамента. Ну и задай вопрос, готовы ли они через месяц-другой сорваться и уехать вместе с нами, что они ответят?

– Скорее всего, ты прав, Чили, я это понимаю, – немного погрустнев, сказала Ижа.

– Давайте проголосуем: кто за то, чтобы пойти дальше одним? – предложил Браин и перечислил людей, которые должны были сами выйти из форума.

– Я – за, – ответил Ава.

– Да, – сказал я.

– Ок, я – за, – подтвердил Браин.

– Жаль, я даже с некоторыми неплохо знаком, но осознаю, что это неизбежно, – согласился Аль.

– Я воздержусь, – сказала Ижа.

– Ок, большинство – за. Тогда завтра я открою новую тему и напишу там обо всём этом, – подвел я итог.

После этого так получилось, что лидерство над группой перешло ко мне. Я старался относиться к этому объективно, не раздувая свое чувство важности. Как однажды сказала Ижа: «Ты – тот, кто летит во главе стаи птиц, но его всегда готовы сменить другие».

Это было не совсем легко, сказать всё этим людям, но сукой теперь стал я! Кто-то из них обиделся, кто-то отреагировал достойно и не задавал вопросов, с некоторыми я общался вне форума, поддерживая контакт. Мы с ними простились, и нас осталось пять человек.

Удивительно, но как только мы скинули этот балласт, наши дела в магии пошли в гору, каждый из нас мог добиться осознанного сновидения, и они учащались. Мы взяли пятинедельную сталкерскую практику, каждый отвечал за неделю правления и предлагал всем задания.

В плане сновидения мы взяли первые врата у КК с некоторой корректировкой, остановлюсь на ней подробнее. С помощью кое-какого опыта и информации, выложенной в Интернете, мы создали практ, как мне кажется, удачный, по

освоению первых врат сновидения. У большинства из нас осознанность приходила только в сновидениях, но контроль над ним оставлял желать лучшего, да и это происходило нерегулярно. Мы решили заняться освоением прямого вхождения в сновидение.

Как и всегда, сначала нужно было хорошо расслабиться, через некоторое время возникали образы и картинки. Фишка заключалась в том, чтобы, как рыбак с удочкой, притянуть любую из картинок-образов и очутиться внутри сновидения. Происходило это примерно так: когда появлялась картинка, ты как бы замирал и старался отключить ВД (внутренний диалог), удерживая образ. В этот момент картинка начинала приближаться, и складывалось такое ощущение, что ты в нее нырял головой и вдруг оказывался уже внутри сновидения, после этого нужно было удержать картинку, а не плясать из сна в сон, чтобы не терять осознание. Каждый по своему усмотрению применял разные уловки. Я, как описывал Кастанеда, смотрел на руки, а как только картинка начинала «плыть», переводил свое внимание на объекты, и так каждый раз повторял эту процедуру.

Продвижению этой практики способствовала еще одна подготовительная и, как мне кажется, очень важная техника. Заключается она в слудующем: вы берете любой предмет, что находится у вас в комнате, ощупываете его, нюхаете, можно попробовать на язык, садитесь и закрываете глаза. Теперь вы должны максимально точно провизуализировать его. Если не получается, пробуете снова и снова, пока вы не сможете удержать полный образ предмета, со всеми его деталями, потом переходите к другим предметам. В конце концов вы должны вниманием пройтись по всей комнате, удерживая все предметы и всю обстановку целиком, столько, сколько захотите. Неплохая тренировка для того, чтобы не проваливаться из сна в сон во время практики сновидения и оставаться в одном месте.

Вернемся к основной практике и моему опыту. Когда я вошёл в сновидение, осознанность была на очень высоком уровне, практически такой же, как и в реале. Сначала я смотрел на все от третьего лица, разглядывая что есть внутри как будто со стороны, удерживая картину, то и дело переводя взгляд с рук на предметы. Мне

удавалось удерживать сновидение всего секунд тридцать, потом пару минут, а со временем я мог находиться в одной картинке не менее получаса. Дошло до того, что я стал выходить из сновидения только тогда, когда мне уже надоедало там быть. Теперь я смотрел на всё от первого лица, натуральность мира сновидения стала практически неотличима от реального мира. Предметы, вода, лес, листья, снег, пещера, водопад... Вот только ветер я никогда не ощущал – при чем понял я это только сейчас, при написании книги, перебирая в памяти все события.

Спустя некоторое время я построил себе три места, первым был осенний лес с желтой опавшей листвой, у края бурлила оживленная речка. Второе место – это заснеженная шапка горы, пещера, в которой я часто бывал и делал перепросмотр. Третье – лужайка, где лежал плоский камень в рост человека, на котором я лежал и восстанавливался, когда был уставший, а рядом с ним – ручей, перерастающий в водопад, я любил заходить в него по щиколотку, смотреть на ноги и ощущать прохладу воды.

Не у всех получалась эта практика, те же, у кого она получалась, отмечали высокий уровень осознанности, и что косвенно это помогает удерживать картины в спонтанных ОСах (осознанных сновидениях) ночью. Эта практика способствовала продвижению следующей – совместному сновидению. Для начала мы взяли картинку, и даже видео, реального места, каждый должен был внимательно его изучить, просмотреть детали. Сама практика заключалась в прямом вхождении: мы представляли перед собой туннель, в конце туннеля была дверь, открывая ее, мы должны были настроиться друг на друга и встретиться.

Мы назначали время, в которое было удобно всем одновременно заняться этой практикой, это было не совсем просто, так как мы были из разных уголков мира. Определив его, мы договорились встретиться. Я сел на постель, закрыл глаза, постарался немного расслабиться и провизуализировать туннель, но у меня не получалось. Я решил, что переход в то место я сделаю по-другому: просто представлю коридор, а в конце дверь. Так я и поступил. Дойдя до двери, почувствовал переполнявшее меня

возбуждение: что же будет за ней? Я постарался успокоиться, но меня выкидывало обратно, и я начал сначала.

Дойдя до двери в этот раз, я открыл ее, передо мной образовался туннель, я притянул его ближе и вошел. По мере того, как я продвигался, вырисовывалось нужное место, и там были белые фигуры похожие на вытянутые шары. Чуть приблизившись к ним, я стал различать силуэты людей, но все равно это было расплывчатое видение. Это был первый такой опыт, конечно, мы потом обговаривали его. У кого-то не получилось найти даже эту дверь, кто-то приходил, но никого не видел, в общем, всё было размыто и неясно.

Тут Ижа сказала:

– Я кое-что придумала, посмотрим на следующей встрече, вы почувствуете это или нет.

– Что? – спросил Аль.

– Не, я не скажу, это будет маленький секрет, да и проверка, на самом деле мы встретились или нет, – сказала Ижа.

В следующий раз я сел, попробовал сонастроиться со всеми, пошел по коридору, открыл дверь, оказался в темном туннеле, немного подавшись вперед, я стал осторожно продвигаться. Впереди также появились фигуры, но меня привлекло другое: в середине я увидел какое-то свечение. Приблизившись, я автоматически поднёс к нему руки, в этот момент образы, которые были рядом, стали видны чётче. И, мне показалось, что я различил в них Браина и Ижу. Сердце заколотилось, и меня выкинуло из совместной встречи. Я нетерпеливо ждал, когда всё расскажу, меня занимали мысли о свечении в середине того места. Что это было? Было ли оно опасным? Откуда оно?

При встрече многие подтвердили это. Кто видел просто свет яркий, кто кристалл, кто белый шар. Ижа была очень радостная и сказала:

– Это я придумала с этим кристаллом. И больше скажу: я хотела, чтобы вы прикасались к нему руками и делали его более плотным. Тогда мы сможем приходить туда и делиться своей энергией: у кого будет ее недостаточно, приложив ладони, сможет зарядиться, у кого ее

больше, наоборот, внести вклад в наше общее место.

С этого начались наши совместные встречи. Во время этих встреч мы проделывали всякие трюки-штуки, потом проверяли их на подтверждение, но насколько эти встречи были и впрямь совместные, скажу честно: соотношение подтверждений было примерно 65/35 процентов, иногда выше, иногда ниже.

На одной из таких встреч произошел неожиданный поворот событий. В тот момент, когда мы встретились, неведомая сила начала поднимать меня вверх, спустя несколько мгновений я как бы вылетел из шара, по крайней мере, так выглядело наше место, в котором мы собирались. Я изо всех сил сопротивлялся и хотел вернуться, но сила была со мной не согласна, поднимала меня всё выше и выше. Через некоторое время передо мной открылся вид на миллионы, может, миллиарды шаров, которые застилали всё пространство внизу. Они были разных размеров, некоторые маленькие, другие большие, иногда попадались огромные, некоторые были не совсем круглые, скорее

овальные. В большинстве случаев это были темные шары, иногда цвет немного варьировался, но в целом они были темно-коричневыми. Их было несметное число, и всеми ими двигала одна и та же сила, они катились в одном направлении.

Обратив взгляд вдаль, я поразился величественной картине, которая открылась передо мной. Она вселяла ужас, всё мое тело напряглось, у меня не было сомнений насчет того, что я увидел, и его смысла. Это была огромная тень от земли и до неба, насколько я мог интерпретировать видение. Вверху, на высоте примерно двух третей длины, тень расширялась в стороны, напоминая крылья. Шары по мере приближения к ней увеличивали скорость. Там, где я был, они катились еле заметно, это больше было похоже на вибрацию. Те шары, которые вплотную подкатывались к этой тени, трескались, и из них вылетала белесая масса, похожая на тонкую нить, которая, поднимаясь кверху, исчезала где-то в верхней части этой тени.

В тот момент меня всего трясло, немного подташнивало, злило, я понимал суть

увиденного, меня выворачивало от этого понимания, в голове проносилось аллегорическое сравнение, описанное в книгах КК: Орел, который собирает дань, место откуда мы приходим и куда возвращаемся – как птицы, выращенные на птицеферме, идущие на убой. Еще чуть-чуть, и я бы потерял сознание, мне пришлось спешно уходить оттуда, я захотел вернуться в шар и со всеми поделиться информацией, но сила не позволяла мне это сделать. Вернувшись в тело, я, конечно же, всем описал, что видел. Все восприняли серьезно то, что я им рассказал, но прочувствовать сполна мое видение они вряд ли могли.

* * *

На определенном этапе нашего взаимодействия мы стали задумываться о первой встрече, куда нам поехать, какие должны быть условия. Запросы складывались такие: это должно было быть место подальше от людей или с минимальным их количеством, где можно было достать еду, и не только в магазине, но и в самой природе (рыба, животные, ягоды и т. д.). Каждый взял определенный регион России и должен был

по всем параметрам проверить места, в нем находящиеся. Моим регионом был Алтайский край, он уже давно маячил у меня перед глазами, да и некоторые знаки подсказывали мне, что я иду в правильном направлении.

Браин на тот момент уже находился в армии, но был в курсе всех наших затей, посылая иногда весточки, чуть-чуть завидовал нам, в хорошем смысле этого слова. Я тоже по нему немного скучал.

Нужно было проштудировать немало информации в Интернете по этому региону. Мне нравилось, что там находились места силы, например, гора Белуха или Телецкое озеро. Сама природа впечатляла величием и разнообразием: горы, тайга, поля и реки. Также там было множество деревень, в том числе и заброшенных. Здесь можно было прожить и за счет природных ресурсов (ягоды, животные, шишки, рыба). К тому же в Интернете я наткнулся на одно объявление, которое меня заинтересовало: «Ищу единомышленников, которые заинтересованы в построении экопоселения на Алтае». Тут же было дано описание, что именно предполагается сделать.

Я проштудировал информацию на эту тему – это выглядело как более или менее гармоничная жизнь наедине с природой. Правда организаторы экопоселения придерживались определенных взглядов (культ Анастасии, религиозное движение «Звенящие кедры России»). Но нам это не мешало на первых порах присоединиться, а может быть, и задержаться там на некоторое время. И однозначно всё это мероприятие могло нам помочь уйти от диванного образа жизни и окунуться в атмосферу приключений и путешествий.

Когда, спустя месяц, я выдал всю информацию в мельчайших деталях (по деньгам, направлению – куда и как), все восприняли это как хорошую новость и с волнением ожидали того момента, когда мы начнем более конкретно говорить о дате и месте встречи.

Глава 6

Попрощаться с прошлым

Нужно было время, чтобы все остальные переварили, или, как говорится, переспали с этой информацией, чтобы определиться окончательно насчет нашей затеи встретиться. Спустя некоторое время по скайпу раздался звонок, это была Ижа.

– Привет, Ижа!

– Привет, Чили, – ответила она. – Знаешь, хотела поговорить насчет нашей встречи на Алтае.

– Ок, говори, что хотела, – улыбнувшись, ответил я.

– Как ты думаешь, примерно когда будем планировать поездку?

– Ну..., – подумал я немного, – зимой туда соваться нет смысла, зимы там бывают морозные – иногда за -40, как, например, эта. Думаю, летом было бы неплохо, или весной, – ответил я.

– Ок, – ответила Ижа. – Я буду решать с институтом свои дела.

– А что не так с институтом?

– Честно говоря, хочу его бросать, чувствую, что это не мое, больше прихоть родителей, чтобы я училась там. Думаю, будут скандалы.

– Ты давай как-то мягче там, чтобы выдвинуться налегке, а не с тяжелым чувством.

– Постараюсь, – ответила она.

На этом наша беседа закончилась, на следующий день мы решили группой сконнектиться в скайпе и поговорить обо всех возможных сложностях, с которыми мы можем столкнуться на Алтае.

– Хотелось бы сразу обговорить моменты нашей встречи, быта и поведения, чтобы все всё ясно представляли и не было проблем с бытовухой у нас с вами. Первое: мы не можем туда просто приехать и сказать, мол, читали о поселении и вот решили присоединиться. Все могут заподозрить что-то неладное, и могут сорваться наши изначальные планы, нужна легенда..., – сказал я.

– Ребят, – сказал Ава, – в это время я не смогу поехать, так как у меня будут экзамены и в этом году, скорее всего, не получится.

Нас это немного огорчало, но он был непростой парень, у него был всегда свой подход ко всему. Мы уже привыкли к его странностям и этому решению тоже постарались не придавать большого значения.

– А что, если я буду твоим братом? – предложил Аль.

– Ну..., – если только сводным или двоюродным, так как ты светлячок, а я немного смуглый, – ответил я.

Мы погоготали вместе над моими словами и этот вопрос решили положительно.

– Ижа, что с тобой будем делать? – спросил я, когда все успокоились. Повисла маленькая пауза.

– Я могла бы быть чьей-нибудь девушкой, – немного смущаясь, ответила она. Ижа вообще практически не могла говорить с нами по скайпу, всегда тушевалась и, когда мы разговаривали, она обычно только слушала, а мы ее подкалывали и провоцировали на беседы. Хотя на деле она оказывалась решительной, и часто ее предложения в практиках попадали в точку и выводили из тупиков. Мы уважали ее и были рады, что она с нами.

– Давай ты будешь моей девушкой, – смеясь,

сказал Аль.

– Почему бы и нет, – ответил я за Ижу.

– Ну, тогда планируем поездку на весну, а там видно будет. Да и, кстати, Браин должен освободиться плюс-минус примерно в это время, – заметил я, заканчивая эту будоражащую нас тему.

Время стремительно неслось, и некоторые планы менялись, новые поселенцы договаривались о встрече в середине апреля, а мне нужно было еще заскочить в город, где я родился, и закрыть некоторые цепи. Я решил в марте уже соскочить со своего места и двинуться, а остальные должны были присоединиться попозже.

Снова раздался звонок, это был Аль.

– Привет, брат!

– Ого, – сказал я, – ты уже вживаешься в роль, как я посмотрю.

– Ага, лучше раньше, чем позже, – ответил он.

– Подскажи, что делать? Скорее всего, весной, где-то ближе к лету, меня призовут в армию, я сначала хотел откосить, но, видно, не получится. Но это еще не стопудово.

– Что я могу сказать? Думаю, армия – это неплохой урок в жизни, да и ты точно сможешь понять, нужно ли тебе всё то, о чем мы мечтаем в последнее время, и наше развитие. Если, конечно, она тебя не сломает!

– А как ты посмотришь на то, чтобы я с тобой весной на пару недель смотался на Алтай, ну и посмотрели бы вместе на всё это.

– Да, это было бы здорово, легенду только нужно будет переделать с Ижей, придётся ей быть моей подругой, так как ты свалишь, а она останется со мной, не поймут другие.

И мы дружно расхохотались над этим. Ижа, узнав о наших планах выдвинуться раньше, сказала:

– Не, ребят, если вы решили сорваться, то и я с вами, бросаю всё на фиг тут.

Это только подтверждало, что она была, на

самом деле, смелее многих парней в этом смысле и быстро принимала решения.

На очередной встрече в скайпе мы решили обсудить, как мы будем зарабатывать деньги, так как те деньги, которые кто-то накопил, кому-то родители дали и тому подобное, имеют свойство быстро заканчиваться, и хочешь – не хочешь, нужно снова добывать их.

– Привет всем, давайте обсудим, как бабло будем зарабатывать на Алтае, может, есть у кого предложения? – начал я.

– Ну, я думала закончить курсы по маникюру и попробовать этим зарабатывать на дому, может быть, или в парикмахерской, где-то рядом с поселением, – ответила Ижа.

– Если у меня получится приехать, можно и ветеринаром где-то устроиться, – ответил Ава.

– Я в компьютерах шарю и мог бы заняться их ремонтом, установкой программ всяких, – радостным голосом сказал Аль.

Я продолжил тему:

– Почитал тут, как там люд зарабатывает деньги, и нашел кучу информации. Например, можно заниматься сбором трав и продавать их в свежем виде или высушивать и потом продавать. Так будет дороже, но и вес меньше. Также заготовкой березовых веников для бань, а можно собирать ягоду там и тоже ее сдавать в магазины или продавать фирмам, у которых есть почти в каждой деревне свой курьер. Можно еще колкой дров немного подзаработать или сбором урожая. На этом всем, думаю, сильно много не заработаешь, но на плаву можно быть, особенно при своем огороде и выращивании минимального объёма овощей и зелени. На первое время хватит, а там можно будет и подумать, что предпринять, может, в этом экопоселении будут кое-какие предложения. Также надо подумать, что брать с собой, к примеру, спальник теплый, палатку-внесезонку, одежду. Кстати, Аль, буду в Москве, – надо будет вместе сходить в магазин и прикупить эти вещи, ок?

– Да не проблема, я пробью, где цены ниже, и сходим тогда, – ответил Аль.

После разговора практически все мысли были о

встрече, и я пребывал в мучительном ожидании. Конечно, я думал о том, как мы будем общаться в быту, какие отношения у нас сложатся, какие бзыки у каждого из нас есть. Вдруг всё пойдет не так? Нормально ли нас там встретят и помогут ли с временным жильем...

* * *

Мы с Андреем договорились встретиться и поболтать немного. Небо сегодня было особенно звездным, одна за другой с него срывались звездочки, ветер дул сильный, и нам то и дело приходилось держать вещи, чтобы их не снесло. С юго-запада наплывали тучи, вдали сверкали молнии и слышались приглушённые раскаты грома. Мы решили пойти поискать другое место, чтобы нас не промочил дождь, который был для меня сигналом к переменам и движению к новому месту моего обитания. Мы нашли во дворах укромное местечко, под большим деревом, достали пару бутылок пива и немного еды.

– Андрей, ты знаешь, я через пару недель уезжаю, фиг его знает, встретимся мы еще или нет...

В воздухе повисла пауза.

– Ты что-то для себя решил? – спросил он.

– Да, мы все-таки с ребятами договорились встретиться и совместно пожить, не знаю, конечно, во что это может вылиться. И на сколько я уеду, неизвестно, может, навсегда.

– Можно, задам тебе один вопрос? – неуверенно начал Андрей.

– Конечно, что спрашиваешь? – улыбнулся я.

– Скажи, а если у тебя ничего не получится, что-то пойдет не так, что тогда?

Не раздумывая над его вопросом, я сразу ответил:

– Знаешь, я не жду чьего-нибудь подтверждения для того, чтобы двигаться или действовать. Если у меня что-то срастется с этими ребятами, будет хорошо. Если нет, – я просто пойду дальше.

Видно, наши точки зрения совпадали с Андреем, так как он сказал:

– Ок, тогда, думаю, тебе не грозят разочарования, ты же знаешь: все мы на самом деле одиноки в этом мире, только изредка у нас появляются попутчики, с которыми мы идем определенный отрезок нашей жизни.

– Скорее всего, так, – ответил я. – Ты знаешь, на протяжении месяца общаюсь с одним чуваком, и мы коснулись с ним темы группы, совместного движения и т. д. На что он мне ответил, что это практически невозможно сделать. Но если это все-таки получится, создать группу с общим намерением, то это уже будет не человеческая история.

– А я, наверное, поеду в Индию, – сказал Андрей, – ну, и еще пару-тройку стран зацеплю.

При расставании мне всё же казалось, что мы ещё встретимся, я был очень благодарен ему за всё, что он для меня сделал.

* * *

Как-то, занимаясь прямым входом в сновидение, в одном из моих любимых мест в нем (зеленая

лужайка с камнем, горной речкой и водопадом), я решил так же, как раньше, войти по щиколотку в воду. Рассматривая свои ноги, краем глаза я заметил камешек, который чем-то отличался от других. Я, направив на него указательный палец, сказал, что хочу «видеть» (имея ввиду видение энергии). Не знаю, то ли мой жест сработал, то ли произнесённое вслух намерение, но камень завибрировал.

Я понял, что это был лазутчик (неорганическое существо), и произнес, что хочу следовать за ним. Вдруг произошло схлопывание (другое слово я не подберу к этому состоянию – как резкий хлопок!) и я уже несся по чему-то непонятному.

Это было похоже на туннель с переходами. Где-то он был вязкий, где-то похожим на воду. Себя как человека я тоже там не ощущал, как это было в прямых выходах. Такое ощущение, как будто я был точкой и летал по лабиринтам, чем дольше я летел, тем отчетливее видел, где нахожусь. Мне это напоминало кость и трубчатые костные отверстия. Надо было что-то сделать там, но я не понимал, что именно. Зрелище было завораживающее, и еще мне нравилось там,

что не надо было принимать никакую человекообразную форму, мне и так было хорошо.

Спустя некоторое время опять произошло схлопывание и я очутился в физическом теле. Я с трудом разлепил глаза, мое тело было как каменное, пришлось приложить некоторое усилие, чтобы пошевелиться. Выйдя из этого состояния, понял, что был в неорганическом мире.

Я предпринимал эти путешествия еще дважды, и всегда мне казалось, что я что-то упускаю. Время моего пребывания там увеличивалось, состояние тела и глаз по возвращению было таким же. Во время очередного моего путешествия в мир неорганики, я заметил там каких-то существ, но они на меня никак не реагировали, даже, я бы сказал, немного отстранялись от моего бешеного полета по этим дырам.

И тут произошло странное, на мой взгляд, событие. Пролетая в очередном маленьком туннеле, я остановился и обратил внимание на некую субстанцию зеленого цвета на его стенках. Голос мне сказал: «Дотронься до нее!». Но я не

решился и положил руку (точнее ее подобие) рядом, а потом немного придвинул к этой зеленой смеси, как вдруг она просто перетекла на руку и растворилась. В голове где-то всплыло понимание или, может, голос сказал, что это и есть энергия, которая может мне помочь дальше развивать тело сновидения. После этого я вернулся в тело, ощущая подъем моего физического и психологического состояния, но оно не было естественным для меня, в нем чувствовалась какая-та инородность и вместе с тем приятная уверенность в себе и в своих силах.

Спустя несколько дней произошло еще одно необъяснимое событие. Домой пришла мама. Входя, она окликнула меня. Я встал с постели, прошел в другую комнату и встал под аркой между комнатами, глядя на нее. Вдруг мое тело завибрировало и начало разъединяться. Я оперся руками в стены арки, чтобы не упасть. Я не слышал, что говорила мама, и только старался кивать ей, чтобы хоть как-то отвечать на вопросы. В этот момент я раздвоился. Стоял я, а рядом – еще один я. Было ощущение силы и отрешенности. Я немного переживал, чтобы мама в тот момент не прикоснулась ко мне.

С некоторой долей вероятности я знал, что второй я не позволит это сделать, а какие последствия могут быть, не подозревал. Медленно всё стало возвращаться назад, резко наступила слабость, мои ноги подкосились, в этот момент я услышал голос матери:

– Ты что мне киваешь головой? Ты когда пойдешь к нотариусу оформлять документы?

В этот момент я сделал над собой усилие и всё же не упал.

– Да голова что-то болит сегодня, – произнес я и сел на диван. Мама не обратила особого внимания на мое поведение, и это меня порадовало.

Продолжая эксперименты с неорганикой, я еще пару раз летал туда, вбирая странную энергию, но вскоре понял, что всё это мне нравится. Меня никто никуда не завлекал и не просил остаться, но всё же мое внутреннее чувство подсказывало, что не надо этим злоупотреблять и всё надо делать в меру. Тогда я снизил активность в этом направлении.

На днях мне позвонил Алексей.

– Привет, Чили.

– Привет, Алекс.

– Чё делаешь в эту субботу?

– Ну, если ты хочешь встретиться, тогда ничего, – ответил я ему.

– Ок, я хочу кое-что попробовать, мне кажется, тебе понравится, давай часов в семь пересечемся!

– Давай! – согласился я, тем более мне было что ему рассказать.

В субботу, как мы и договорились, встретились, взяли джентльменский набор и пошли на море. Уселись в двадцати метрах от берега на бордюрчике. Он достал из сумки скомканный кусочек фольги, в нем была завернута маленькая коричневая плитка, также достал масло и разогрел это всё над огнем в ложке, мы выпили этой смеси по пол-ложки.

Прошло двадцать минут.

– Слышь, Алекс, что за херь ты сделал? Она не вставляет.

– Да и меня тоже, – сказал Алекс.

– Пойдем, может, пива возьмем в магазине?

– Ага, пошли, – ответил я ему.

Вставая, я ощутил, что голова поехала, и сразу сел.

– Неэээээ... Походу, я уже никуда не пойду в ближайшие часы, – смеясь, сказал я Алексу.

У Алексея, тоже лицо расплылось в улыбке, он был со мной полностью согласен, хотя и не ответил мне. Мы старались глубже погрузиться в эти ощущения и не впадать в ржачное состояние, хотя порой наших сил было недостаточно для этого. Спустя некоторое время состояние усилилось, и мне уже было не по себе, хотя я старался быть, насколько мог, осознанным. Такого опыта у меня еще никогда не было. Через некоторое время мы успокоились, и он поделился со мной новостью.

– Помнишь, я ездил в Калининград?

– Ну и...

– Так там я встречался с одной девушкой, с которой долго переписывался, короче, она приезжает сюда.

– Ого замут! Что, настолько серьезно всё?

– Не знаю, но мне кажется – да. В этот момент у меня в голове пролетали мысли, что я тоже раза три пробовал начинать отношения, но потом отходил от них.

– Ок, прикольно! А я уезжаю, Алекс, через пару-тройку недель на Алтай.

– Ого, ты всё-таки решил поехать туда и встретиться с группой?

– Да, почему бы и нет? Надо же как-то из диванного исследователя переходить в реального.

– У тебя же и здесь всё неплохо идет! Ну, я про твои выходы, сновидения... Зачем тебе нужна

группа, совместная каша эта?

– Ты знаешь, я более чем уверен, что откачусь назад с моими достижениями, но есть тут одно понимание. Сделав шаг назад, я смогу сделать потом два шага вперед, как минимум. Знаю, что один могу немалого достичь и без группы, но с группой смогу двинуться еще дальше.

– Может быть, Чили. Но мне кажется, что это всё ерунда насчет группы, хотя поди знай... Честно скажу тебе, мне не верится, что всё срастется там у тебя. Правда, ты хоть кого можешь уболтать и повернуть всё в свою сторону... – Он улыбнулся.

То, что мы выпили, уже стало отпускать нас. Хотя, поднявшись с места, поняли, что воздействие еще не закончилось. Мы решили пойти по немноголюдным местам, чтобы не обращать на себя внимание, при этом не забыли купить мороженого – оно нам показалось божественно вкусным.

Прошла неделя, и мы еще раз встретились. Правда, на этот раз я познакомился с его девушкой. Она была очень даже милой, и я

понял, почему он запал на нее: такая свойская, могла всегда поддержать беседу, могла, как и мы, оригинально пошутить, была очень сильная, но при этом миловидная и заботливая.

Мы поехали на автобусе в предгорья. Дорога заняла часа три. Выйдя из автобуса, мы пошли, куда глаза глядят, встречая изредка людей. Мы бродили практически целый день, останавливаясь только что-нибудь перекусить. К вечеру пришли в какой-то каньон. Над нами возвышались горы, с одной стороны была лесная чаща, с другой – несколько отдельностоящих деревьев и гора. Мы оказались в этакой ложбине. Решили разложить палатку, так как уже было поздно, костер разводить не стали. Сидели в темноте возле палатки, тихо разговаривали и иногда спорили на разные философские темы. Конечно, в своих высказываниях я делал определенные поправки, так как они дружили и мне не хотелось вносить какие-то сомнения. Да и глаза их так блестели, что я понимал: такие разговоры ни к чему.

Тут появились наши старые друзья. То тут, то там послышался вой койотов, их было так много,

что нам стало не по себе, а Олеся вообще была в панике, хотя изредка и подшучивала над всей этой ситуацией. В роще неподалеку от нас послышался топот копыт пробегавшего мимо табуна – так нам показалось в ночи или как наш испуганный ум мог раздуть это. Алекс включил свой фонарик, а он у него был мощный, и посветил в рощу (не забуду тот момент!), откуда, на нас смотрели десять-пятнадцать пар маленьких глаз. Они были так близко, что мне стало не по себе вдвойне. Мы стали искать палки, чтобы было чем отбиваться от койотов, но они, все разом, побежали прочь по узкой дорожке, то и дело подвывая друг другу. Ночью, конечно, мы все время ворочались, вскакивая, то и дело, от какого-нибудь шума, пока усталость полностью нас не накрыла, и мы не уснули крепким сном.

Днем решили медитнуть (как мы это называли) все втроем. Мне захотелось больше прочувствовать Олесю. Ко мне стали приходить маленькие видения, из них я понял, что она беременна, но что-то было неоднозначно в этом ребенке, мне показалось, что я видел болезнь. После того, как мы встали, я сказал:

– Ребята, а я знаю о вашем секрете.

Они настороженно покосились на меня.

– И что же это ты знаешь? – спросил Алекс.

– То, что Олеся беременна.

Они переглянулись и заулыбались.

– Да, мы еще никому не говорили об этом, даже родителям.

– Ну, от меня ничего не скроешь, – с преувеличенной гордостью сказал я.

Насчет другого моего видения я ничего не сказал, так как не был уверен, что это так, да и не хотелось нагонять страхи преждевременно (хотя со временем оказалось, что и в этом был прав). Мы классно прогулялись, а к концу нашего путешествия стали понимать, что это, скорее всего, одна из последних наших встреч.

Временами, меня сильно накрывало, неважно, где: дома или по пути куда-нибудь. Это настигало меня внезапно. В такие моменты меня очень

тошнило, ощущалось сильное давление в солнечном сплетении, я был дезориентирован: не знал, где нахожусь, видел всё в новом свете, хотя шел по тем же самым улицам. Я сразу вспоминал описание измененных состояний в книгах КК. У меня была наготове дежурная фраза: надо лишь немного подождать, пока точка сборки не встанет на свое привычное место.

Происходило такое в последнее время всё чаще, и сильными накатами. Вот и в тот раз, когда шел по улице домой, подняв голову вверх, я не узнал улицу, на которой находился – всё было в тумане. При переходе через дорогу вблизи моей ступни на мгновение оказалось колесо промчавшейся мимо машины, и только это пробудило мое чувство самосохранения и заставило выйти из этого состояния. Я остановился и сел на лавку, думая о скорой встрече с теми, кто тоже был в постоянном поиске – высвобождения себя из фиксированных оков нашего времени. Постепенно я стал закрывать свои цепочки, в том числе с помощью «Пасьянса Медичи» и обычного перепросмотра, отдавая последнюю дань тем людям, что были со мной всё это время.

Я не считал, что кто-то делает всё правильно, а кто-то – нет. У каждого была своя дорога, а у меня была моя дорога, и для каждого его путь был одинаково значимым. Я рассуждал, что с таким отношением ЧСВ меньше развивалось, хотя иногда было сложно не видеть возможности, которыми мы можем обладать, и не используем их.

Я всегда говорил о людях в трех категориях. Первые могут проспать всю жизнь и только в последние ее моменты почувствовать, что упустили что-то самое главное, как это было в том доме престарелых, полном пустых и угрюмых глаз. Вторые проснутся, осознают маленькие тайны нашего бытия, но так и не осмелятся двинуться дальше, ведь спокойнее и привычнее жить по-старому, те же люди, на закате своей жизни, будут в ещё более опустошённом состоянии. Третьи – проснутся, осознаются и двинутся вперед, невзирая на награды и всё то, что их будет ожидать за горизонтами. И есть еще один тип людей, которых я относил к отдельной категории, не связывая с первыми тремя. Те, кто добьётся чего-то, откроет другие миры для себя в этом вечном путешествии, но это уже не будут

люди в привычном их образе поведения и восприятия бытия...

В этот день я собрал свой крутой рюкзак для путешествий, взял ноутбук и еще один маленький рюкзачок и отправился в аэропорт. Меня ждали новые приключения, встреча с дорогими мне людьми. Я ловил себя на мысли, что не знаю, чего ожидать от этих встреч, но тут же одёргивал себя и говорил: как сложится, так сложится, даже если я останусь один в этом мире.

От автора

Я рад, что вас заинтересовала моя история. Чтобы узнать ее продолжение, вы можете приобрести книгу в магазинах Amozone, ЛитРес и Ridero с помощью сервиса Яндекс.Деньги или другим удобным способом, согласовав со мной по почте. При оплате через сервис Яндекс. Деньги (410012892503430, 250 рублей) вы получаете аудио книгу в подарок. отправьте мне сообщение об оплате по электронной почте, указав номер своего кошелька, чтобы я смог вам выслать книгу.

Моя автобиография

Иногда я кажусь себе никем и ничем, и меня будто не существует, а есть иллюзия нашего мира и его производная. Кружась в этом мире, иногда наталкиваюсь на границы восприятия и понимаю, что есть мизерный шанс, познать что-то другое. Но вырвавшись из круга, обнаруживаешь себя в другом, и так – бесконечно... Понимаю свою ничтожность в масштабах этой Вселенной, готовой поглотить в любой момент. Но в этом есть своя прелесть – ВЫЗОВ, ВЫБОР пробудиться и прожить жизнь с открытыми глазами, жадно впитывая то, что имеет смысл. Или существовать с замутненным полусонным взглядом, редкими вспышками осознавая всю тщетность происходящего, в конце концов уснуть навеки.

Я много путешествую, люблю вкусно поесть, поболтать, ходить в совместные походы, слушать классную музыку, заниматься спортом, впитывать всё и вся, откидывать ненужное, устаревшее, искать, исследовать, купаться, любить, открывать что-то новое, бросать вызов самому себе. Ну, и вы же не думали, что я буду сейчас описывать хронологию моего пребывания на этой планете :) К тому же некоторые события моей жизни и жизни близких друзей, освещены в моей книге.

Купить книгу

Я рад, что вас заинтересовала моя история. Приобрести книгу в печатном формате вы можете на сервисе Ridero. Спомощью сервиса Яндекс.Деньги вы можете купить аудио книгу, согласовав со мной по почте. При оплате через сервис Яндекс.Деньги (410012892503430, 250 рублей) отправьте мне сообщение об оплате по электронной почте, указав номер своего кошелька, чтобы я смог вам выслать аудио книгу.

Глава 1

23:51

Глава 2

29:07

Глава 3

26:09

Комментарии к книге

Василий 25.02.2019
Я долгое время был погружен в книги Карлоса Кастанеды, и мне был интересен опыт современных практиков, которые переняли что-то из его традиции. Информации по этой теме в сети очень мало. А на форумах редко можно встретить серьезных практиков. Поэтому для меня был особенно ценен опыт, представленный автором в этой книге. Помимо «кастанедовских» практик, я отметил для себе еще несколько интересных направлений для будущих экспериментов. Так что книга оказалась полезной для меня прежде всего с практической точки зрения. И, кроме этого, она вдохновляет на поиск собственного пути и направления развития сознания. Удачи всем практикующим на этом пути!

Евгений Петренко 25.02.2019
Очень интересная книга, прочитал на одном дыхании. Читая её ощутил веяние мистический силы, чувствуется что это всё подленно. По больше бы таких историй из реальной жизни, примеров тех кто смог выйти за рамки привычного нам мира. Книга оформлена не очень профессионально, но впрочем это здесь не самое главное. Важнее дух и смысл, который в неё заложен - за что отдельное спасибо автору. 9/10.

Алексей 25.02.2019
было очень интересно прочитать.особенно те места где автор рассказывает о своих ранних опытах и о том как это в конечном счете привело его к тому к чему привело. попытки и удачи на духовном поприще. единственное что не привычно так это то что есть чувство незавершенности. хотя наверное это скорее свойство мозга, стремиться к завершению историй. автор проделал интересный путь . советую почитать.


Это поле обязательно для заполнения
Введён некорректный e-mail
Это поле обязательно для заполнения
Необходимо ваше согласие на обработку персональных данных

Контактная информация

buntar.chili@mail.ru

Дорогие читатели! Я буду рад любым предложениям и письмам от вас, для быстрой связи, используйте пожалуйста, данную форму.


Это поле обязательно для заполнения
Введён некорректный e-mail
Это поле обязательно для заполнения
Необходимо ваше согласие на обработку персональных данных